…ые бы мы пропустили. Пора заканчивать, тем более что исследование это вряд ли изменит отношение читателей к Ахиллесу или Гектору. Как бы сам Гомер ни относился к своим героям, как бы он не намекал на их недостатки и достоинства, всё равно никто не завидует славе Гектора, но все завидуют славе Ахиллеса? Причину этого мы знаем, она весьма банальна. Ахиллес – победитель, а победителей не судят. Потому что победителем хочет быть каждый. И каждый хочет иметь громкую славу. И многим совершенно плевать, какой ценой они этой славы достигнут.

Мы видим, что Ахиллес добился славы ценой гибели многих своих однополчан. Но он её добился! Теперь нам становится ясен истинный смысл первых строк поэмы:

 

Гнев, о, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына!

Гнев неуёмный его много бедствий ахеянам сделал…

 

Жажда славы убила в Ахиллесе героя ещё до того, как он погиб своей нелепой смертью. Не героя повествования, нет, таковым-то он остался навеки; жажда славы убила в нём истинного героя, бескорыстного защитника, способного принести себя в жертву ради спасения родины, отечества, родного города, ради защиты своей семьи, жён, стариков, детей. Героя, каким был Гектор. И хотя мы видим, что Ахиллес был вполне способен на все эти подвиги, но он их не совершает. Он вполне мог бы стать настоящим героем, но при других условиях и без болезненной жажды славы.

Теперь мы понимаем и то, почему Александр Македонский мечтал о славе Ахиллеса. Они оба были захватчиками. Им обоим важна была слава и победа, а не цена, которую они за это платили. И Александр Македонский добился ещё большей славы. Слава же Гектора не могла прельстить Македонского, потому что тот был защитником и погиб. Этого было достаточно, чтобы выбрать себе другой идеал.

Вот страшная логика, прошедшая через века. Логика, заставляющая видеть в Ахиллесе славного ахейского героя, а в Гекторе – несчастного воина, пытавшегося защитить свой город. Но Гомер, не высказывая открыто своё мнение ни об одном из героев, все же хотел донести до нас правду и о Гекторе, и об Ахиллесе. Как автор, Гомер был предельно честен. И яркими штрихами он сумел нарисовать правдивые портреты обоих героев. Теперь мы можем сопоставлять эти портреты, сравнивать их, оценивать и размышлять.

А в заключение хочу сделать ещё одно шокирующее заявление. Анализируя поэмы Гомера «Илиаду» и «Одиссею», я пришёл к предположению, что возможно у Гомера было не две, а три поэмы, трилогия. Первая из них – «Илиада», поэма о непокорённом Илионе и его славном защитнике, Гекторе. Вторая предположительно называлась «Ахиллиадой» или «Ахиллеей», и повествовала о гибели Ахилла и разрушении Илиона. Ну, а третья – «Одиссея» – рассказывает об Одиссее и его странствиях.

Возможно, что вторая поэма по каким-то причинам была утеряна ещё в древности и, к сожалению, до нас не дошла. Намёки о ней остались только в разрозненных мифах других авторов. Например, в мифах о гибели Ахилла и разрушении Трои. Есть мифы, повествующие о дальнейшей осаде Трои, о битвах Ахилла  с амазонками, пришедшими на помощь троянцам, о других подвигах Ахиллеса. Эти мифы повествуют и о том, как в бою у Скейских ворот Трои Ахиллес гибнет от стрелы Париса, пущенной рукою Аполлона, или самим Аполлоном, превратившимся в Париса. Есть мифы и о последующем разрушении Трои при помощи деревянного коня.

Как бы то ни было, предположение это может быть вполне обоснованным. Хотя, я понимаю, что здесь оно слишком голословно. Но, во-первых, тут я и не ставил перед собой задачи доказывать это предположение. А во-вторых, я вовсе не претендую на истину в последней инстанции.

 

Март 2012

 

P.S.: В эссе использованы отрывки из «Илиады» в переводе автора.