Штрихи к портрету Париса

 

В «Илиаде» Гомера много удивительного. Недаром о ней написаны сотни трудов и исследований. Мне же здесь хочется поговорить о Парисе, сыне Приама. Вернее, даже не о нём, а об его бороде. Гнедич в своём переводе указывает, что Александр-Парис был бородат:

 

Гнедич (3: 369-376)

Рек — и напал на него и, за шлем ухватив коневласый,

370     Быстро повлек, обратившися к пышнопоножным ахейцам.

Стиснул Парисову нежную выю ремень хитрошвенный —

Вплоть у него под брадой проходившая подвязь шелома.

Он и довлек бы его, и покрылся бы славой великой;

Но любимца увидела Зевсова дочь Афродита;

375     Кожу вола, пораженного силой, она разорвала:

Шлем последовал праздный за мощной рукой Менелая.

 

Однако почти везде Парис описан как юный и красивый молодой человек. Таким он предстаёт и на многих картинах художников. Пожалуй, лишь на некоторых картинах из серии «Яблоко раздора», Парис бородат. Но все сходятся в том, что Парис был юн и красив, так как это следует из текста «Илиады». А раз юн и красив, значит должен быть без бороды. Однако из перевода Гнедича мы видим, что Парис был бородат. Как же так: юн, и вдруг бородат? Эту «ошибку» исправили Минский, а за ним и Вересаев в своих переводах. Они переделали бороду в подбородок, чтобы Парис был действительно юн и красив.

 

Минский (3: 370-375)

И, повернувшись, повлек Александра к ахейским дружинам.

Нежная шея Париса узорным ремнем затянулась,

Вкруг подбородка его от шлема подвязанным плотно.

Так бы увлек он его, несказанною славой покрывшись,

Если бы Зевсова дочь не увидела их Афродита

И не расторгла ремень, с быка умерщвленного снятый.

 

Вересаев (3: 369-376)

                 Ринулся он на Париса, за шлем ухватил коневласый

          370 И потащил, повернувшись, к красивопоножным ахейцам.

              Стиснул узорный ремень Александрову нежную шею,

              Под подбородком его проходивший от шлема, как подвязь.

              И дотащил бы его Менелай, и покрылся бы славой,

              Если б остро не следила за всем Афродита богиня:

          375 Подвязь из кожи быка, убитого силой, порвала,

              Шлем лишь один очутился в могучей руке Менелая.

 

Сразу отметим, что и Минский, и Вересаев перевели данное слово более точно, нежели Гнедич. Но пока нам важно узнать, почему же Гнедич указывает, что Парис был бородатым? Конечно, любой литературный перевод имеет полное право на художественную интерпретацию. Поэтому не будем слишком строги, и дотошны, а просто поразмышляем на эту тему.

Следуя принятой установке, что Парис был юн и красив, мы забываем о том, что эталоны красоты в каждом веке были свои, и не редко довольно сильно отличались друг от друга. Посмотрите на картины ренессанса, какими там предстают девушки. Сегодня мы назвали бы их если и не толстыми, то изрядно располневшими. А эталон женщины сегодняшнего времени тогда назвали бы болезненно-худым и неприличным.

Раньше в России (и не только в России) не брили бороды. Почти все ходили с бородами. И если у парня не росла борода, его считали неразвитым юнцом, что вызывало стыд. Поэтому молодые люди старались скорее отрастить бороду. Во времена Гнедича русская борода всё ещё была в моде. А какая мода была в античные времена, можно судить по древним текстам и скульптурам.

Что же касается Париса, то вспомним, что Троянская война длилась 10 лет. В «Илиаде» описан лишь последний год войны. Некоторые источники указывают, что когда Парис похитил Елену, он был уже далеко не юнцом в нашем понимании этого слова. Иногда даже указывается возраст 30 лет и более. Но даже если допустить, что Парис похитил Елену, когда ему было всего 15 лет (что в принципе не так уж рано по тем временам, и вполне возможно, если учесть, что Александр Великий в 18 лет уже командовал армией), то сколько же должно быть лет Парису к описываемым в поэме событиям? 25 лет? Не будем торопиться с ответом, но отметим, что у многих мужчин в 25 лет борода уже покрывает лицо.

В поэме же говорится о том, что ахейцы пришли в Трою лишь спустя десять лет (!) после похищения Елены. Об этом упоминает сама Елена в 24-й песне:

 

765 ἤδη γὰρ νῦν μοι τόδε εἰκοστὸν (двадцатый) ἔτος (год) ἐστὶν 

ἐξ οὗ κεῖθεν ἔβην καὶ ἐμῆς ἀπελήλυθα πάτρης· 

 

Гнедич (24:763-6)

Ибо уже мне супруг Александр знаменитый, привезший

В Трою меня, недостойную! Что не погибла я прежде!

765     Ныне двадцатый год круговратных времен протекает

С оной поры, как пришла в Илион я, отечество бросив;

 

Получается, что к 25 годам мы должны прибавить целых десять лет! Итак, нашему юному Парису уже стукнуло минимум 35 лет! Именно минимум, потому что мы помним, что отчёт начали с 15-ти лет, хотя, вероятнее всего, во время похищения ему было около 18-20-ти лет. Значит, ко времени событий, описываемых в «Илиаде», Парису должно быть около 40-ка лет. Вот вам и «красивый юнец». Тут уж хочешь, не хочешь, а борода вырастет, если её не брить. В пользу же того, что он её не брил, есть один аргумент. В «Илиаде» описываются почти все сферы быта того времени: одевание, раздевание, умывание, приготовление и приём пищи, праздники и т.д. Подробно описываются одежда, домашняя утварь, оружие, украшения; описываются многие ритуалы и прочие бытовые действия. Описывается даже бритьё волос на голове мужчин:

 

Сальников (2:541-4)

Сын Халкодонта и вождь стойких духом и дерзких абантов,

Волосы бривших свои, оставляя их лишь на затылке…

 

Но нигде не описывается бритьё мужчинами своих бород. Все мужчины, у кого росла борода, были бородаты. Вплоть до Зевса. Следовательно, Парис не знал бритвы. И если учесть, что эта ситуация очень напоминает Россию времён Гнедича, то вполне естественно, что Гнедич сделал Париса бородатым.

Кроме того, при раскопках святилища Артемиды Орфии в Спарте был найден гребень с изображением сцены «суда Париса», где бородатый Парис держит в руке то самое яблоко раздора, которое он должен был вручить прекраснейшей из богинь.

Из всего этого следует, что как бы Парис не был «юн и красив, словно мальчик», в свои-то 35-40 лет, он уже должен был иметь бороду. Возможно, поэтому Гнедич так и перевёл данное место. И я сначала придерживался версии Гнедича, и тоже указал в своём переводе на бороду Париса. Однако позднее, хорошенько поразмыслив, я принял версию Минского и Вересаева, так как данное слово они переводят точнее. А на саму бороду оно (слово) почти не влияет, ведь посчитав года Париса, любой сможет понять, что у него уже должна была быть хорошая густая борода, если, конечно, троянцы всё-таки не брились.

Вообще вопрос о возрасте героев «Илиады» весьма интересен. Здесь многое можно увидеть в совершенно ином свете. Например, сама Елена Прекрасная, чья красота порождала легенды, предстаёт перед нами вполне зрелой женщиной. Сколько ей было лет, когда её похитил Александр? Ну, давайте опять возьмём самый минимум. Пусть ей будет лет 12-13. По тем временам это вполне может быть не детский, а девичий возраст. Итак, к 12 годам прибавляем 20 лет, которые она провела в Трое. Получается 32 года. И это самый минимум. В древние времена тридцатилетнюю женщину никак нельзя было назвать юной.

Но, в тексте поэмы есть одно место, которое обязывает нас прибавить к 32-м года ещё несколько лет. В 3-й песне «Илиады» сама Елена признаётся Приаму, что у неё была дочь до того, как она убежала с Парисом в Трою. То есть, она бросила не только мужа, но и дочь! Вот это место в моём переводе:

 

Сальников (3:171-175)

Старцу ответила так знаменитая в жёнах Елена:

«Свёкор мой милый, ты мне и почтенье внушаешь, и трепет.

Лучше бы горькую смерть предпочесть мне, когда я решилась

Следовать с сыном твоим, и покинула брачную спальню,

Братьев, и милую дочь, и весёлых подруг столь бесценных!

 

Тут возникает два вопроса. Первый: во сколько же лет Елена родила свою дочь? Уж явно не в 12 лет. Значит, ей должно быть минимум около 15-ти лет. Итак, на наших глазах Елена постарела ещё на три года. Теперь ей уже 35 лет. Если же Парис похитил её, когда ей было 20 лет, то получается, что ко времени описываемых событий ей бы стукнуло 40 лет! И мы, действительно, должны восхищаться ею, если в этом возрасте она выглядела юной красавицей. Тогда уж точно её могли завидовать женщины из века в век.

Второй вопрос: почему за двадцать лет супружества с Александром, у них так и не родилось ни одного ребёнка? Этот вопрос остаётся без ответа.

Вот так, потянув за бороду Александра, мы вытянули целый клок вопросов и противоречий. Подобных противоречий и парадоксов «Илиада» заключает в себе очень много. Например, Ахиллес тоже был не так уж и юн, и уже был отцом взрослеющего сына.

Да, как видим, вопрос о возрасте героев «Илиады» таит в себе много удивительных открытий не в пользу «юных героев». Но это тема отдельного исследования. Я себе такой цели не ставил, и рассматриваю этот вопрос лишь как заметки на полях во время размышлений об «Илиаде».

© prawdin-serega