Кто ходил на погребальные игры в честь царя Эдипа?

 

В 677-680 стихах 23-й песни «Илиады» говорится о том, что на кулачный поединок с Эпеем Панопидом вызвался Эвриал сын Мекистея, внук Талая (Талаиона). Далее говорится, что герой некогда ходил в Фивы на погребальные игры, посвящённые царю Эдипу. Но какой именно герой ходил на игры?

 

(23:676-680) Гомер:

ὣς ἔφαθ᾽, οἳ δ᾽ ἄρα πάντες ἀκὴν ἐγένοντο σιωπῇ. 

Εὐρύαλος δέ οἱ οἶος ἀνίστατο ἰσόθεος φὼς 

Μηκιστῆος υἱὸς Ταλαϊονίδαο ἄνακτος, 

ὅς ποτε Θήβας δ᾽ ἦλθε δεδουπότος Οἰδιπόδαο

ἐς τάφον· ἔνθα δὲ πάντας ἐνίκα Καδμείωνας.  

 

В переводе этого отрывка у Гнедича мы можем прочитать следующее:

 

(23:676-680) Гнедич:

Так говорил он, — и все, онемевши, молчанье хранили.

Богу подобный один Эвриал на него подымался,

Внук скиптроносца Талая, сын Мекистея героя,

Некогда в Фивы ходившего, к играм надгробным Эдипу,

Падшему в оное время, и всех победившего кадмян.

 

По-Гнедичу выходит, что в Фивы на погребальные игры ходил царь Мекистей, отец Эвриала. Однако в переводах у Минского и Вересаева мы видим уже совершенно другую картину:

 

(23:676-680) Минский:

   Так он сказал, и ахейцы хранили глубоко молчанье.

Только один Эвриал отозвался, божественный смертный,

Сын Мекистея царя, знаменитого сына Талая.

Некогда в Фивы пришел он и на погребенье Эдипа

Всех победил в состязаньях детей богоравного Кадма.

 

  (23:676-680) Вересаев:

               Так он сказал. В глубочайшем молчанье сидели ахейцы.

              Встал лишь один Евриал, с богами бессмертными схожий,

              Сын Мекистея, владыки народов Талаионида.

              Некогда в Фивы пришел он, где шли погребальные игры

          680 В память о павшем Эдипе, и всех победил там кадмейцев.

 

Из их переводов можно заключить, что в Фивы ходил сам Эвриал (Евриал). Но Эвриал никак не мог состязаться в Фивах на погребальных играх в честь царя Эдипа, да ещё и победить всех, потому что в то время он был слишком юн.

Из оригинального текста, который приведён первым, мы видим, что при желании это место можно перевести двояко. Однако после упоминания предков Эвриала в оригинальном тексте нет точки, а стоит запятая, которая даёт возможность понять, что последующие слова: «ὅς ποτε Θήβας δ᾽ ἦλθε δεδουπότος Οἰδιπόδαο ἐς τάφον» относятся не к Эвриалу, а к его отцу. Но Минский и Вересаев после упоминания предков ставят точку, и это искажает смысл предложения.

Из мифологии мы знаем, что в Фивы ходили оба героя, как Мекистей, так и его сын Эвриал. Самих походов «семерых против Фив» было два. В первом походе принимал участие Мекистей, а во втором, в «походе эпигонов», то есть потомков, участвовал Эвриал.

Кто же из них мог состязаться на погребальных играх, посвящённых царю Эдипу? Конечно, это мог быть только Мекистей, так как по возрасту он более походил для погребальных игр в честь царя Эдипа. Когда же Мекистей участвовал в первом «походе семерых против Фив», уже после смерти царя Эдипа, тогда в Фивах оспаривали власть дети царя, два сына Эдипа, Этеокл и Полиник.

В 4-й песне у Гомера (стихи 370-390) рассказывается, что Тидей, отец Диомеда, тоже ходил в Фивы, когда там правил Этеокл. Но до этого он ходил в Фивы послом и там, на соревнованиях, Тидей победил всех кдамейцев, а потом, когда они устроили на него засаду, убил многих из них. Скорее всего, это было уже после того, как Мекистей участвовал в погребальных играх честь Эдипа, где также победил всех кдамейцев.

Гораздо позднее, через 10 лет после первого похода на Фивы, уже дети самих участников этого похода предприняли второй «поход семерых против Фив». Они и разрушили Фивы, о чём упоминает Гомер в 4-й песне «Илиады» (стихи 403-408).

Именно в этом втором походе и мог принимать участие Эвриал. Так что вряд ли он участвовал в погребальных играх в честь Эдипа.

Этот пример трёх русских переводов показывает, как всего лишь один знак препинания, одна «точка» может исказить смысл перевода и перепутать героев.

© prawdin-serega