Погребальные костры Патрокла и Гектора

 

В древности считали, что чем выше по значению был царь, чем он больше любим и почитаем народом, тем больше должна быть его могила и выше его могильный курган. В «Илиаде» неоднократно упоминается курган Ила, который воздвигли перед Троей далёкие предки троянцев.

Но давайте посмотрим, какой величины курган возвёл Ахиллес для своего погибшего друга Патрокла. Вот место в древнегреческом тексте, где говориться о величине кургана:

 

(23:163-165) Гомер

κηδεμόνες δὲ παρ᾽ αὖθι μένον καὶ νήεον ὕλην, 

ποίησαν δὲ πυρὴν ἑκατόμπεδον ἔνθα καὶ ἔνθα, 

165 ἐν δὲ πυρῇ ὑπάτῃ νεκρὸν θέσαν ἀχνύμενοι κῆρ.  

 

Слово - ἑκατόμπεδον – состоит из двух слов: из слова - ἑκατόν - сотня, сто, и из слова - πεδον - почва, земля; равнина; страна, область, край, (ступня, сажень). Как же правильно перевести это сложносоставное слово? Гнедич перевёл слово «ἑκατόμπεδον» как «стоступенный», сто ступней: 

 

(23:163-165) Гнедич

С ними остались одни погребатели: лес наваливши,

Быстро сложили костер, в ширину и длину стоступенный;

165 Сверху костра положили мертвого, скорбные сердцем;

 

Но слово «стоступенный» не совсем понятно современному читателю. То ли имеется в виду ступня, то ли ступень. В поэме это слово сложносоставное. И Гнедич тоже хотел сделать его сложносоставным, чтобы приблизить к оригиналу. Но как сделать одним сложносоставным словом два столь неудобных для этого слова: сотня и ступня? У Гнедича получилось «стоступенный». Очень похоже не на ступни, а на ступени. Можно подумать, что костёр Патрокла был похож на ступенчатую пирамиду, в которой сто ступеней, и наверху которой лежал Патрокл.

Минский в своём переводе делает другую трактовку. Он употребляет слово «сажень»:

 

(23:163-165) Минский

Те лишь  остались на месте, кто был погребением занят,

Клали поленья в костер, шириной и длиною в сто сажень,

Тело на верх положили, объятые скорбью великой.

 

И хотя «сажень» гораздо легче составляется в сложносоставное слово вместе со словом «сотня», получилось бы вполне понятное слово «стосаженный», но Минских не стал делать слово сложносоставным, как в оригинале.

Однако тут есть ещё один казус. Согласно словарям, сажень имеет длину более двух метров. Хотя есть разные сажени. Например, городовая сажень — 284,8 см, великая — 244,0 см, греческая — 230,4 см, казенная — 217,6 см, царская — 197,4 см, церковная — 186,4 см, народная — 176,0 см, кладочная — 159,7 см, простая — 150,8 см, малая — 142,4 см. Ну, давайте возьмём какую-нибудь небольшую сажень, допустим – 150 см.

Итак, 150 см умножаем на 100, получаем 15000 см, или 150 метров! Это в длину 150 метров, и в ширину столько же! Хорошо ещё, что мы не взяли за пример стандартную сажень, которая более двух метров. Сколько же дров надо на такой костёр! Нет, это не реально. Ведь мы знаем из текста, что ахейцы возили лес для костра всего один день, в отличие от троянцев, которые девять дней возили лес для костра Гектора. Вот у них вполне мог быть и стосаженный костёр.

Как же правильно перевести это слово «ἑκατόμπεδον»? Скорее всего, оно переводится не как «стосаженный, а как «стофутовый»: ἑκατόμπεδος или ἑκατόμποδος – стофутовый.

Обычно под футом понимают так называемый «международный», или «английский» фут, который равен 12 международным дюймам и с 1958 года привязан к метрической системе. Равен международный фут - 0,3048 метра; то есть, примерно 30 см. Это как раз похоже на ступню большого человека и примерно соответствует ступне Ахиллес, ведь мы знаем, что Ахиллес был большого роста.

30 см умножаем на 100, получаем 3000 см, или 30 метров. Это приемлемо и вполне реально. Погребальный костёр получается и большим, и правдоподобным. Но загвоздка в том, что футов во времена Гомера не было. Если уж и измеряли расстояние, так ступнями или шагами. Поэтому перевод Гнедича более точен, но употреблённое им слово не совсем понятно.

И вот, Вересаев в своём переводе исправил ошибку Минского, и перевёл данное слово так, как и было у Гнедича. Только сделать его сложносоставным он не смог. Поэтому просто написал: «сто ступней».

 

(23:163-165) Вересаев

              Те лишь остались, кто должен участвовать был в погребенье.

              Сруб они вывели в сотню ступней шириной и длиною,

          165 И на вершину его мертвеца положили, печалясь.

 

Думается, Вересаев был прав. Жаль только, что «сто ступней» никак нельзя уместить в однозначное и понятное сложносоставное слово.

Итак, мы уяснили, что погребальный костёр Патрокла в длину и в ширину имел расстояние в сто ступней, примерно 30 метров. Тоже не маленький костёрчик!

А теперь посмотрим, что говорится в «Илиаде» о погребальном костре Гектора.

 

(24:784-787)

Девять без отдыха дней к Трое множество леса свозили.

И лишь с десятой зарёй, свет несущей, едва воссиявшей,

Вынесли, плача навзрыд, тело Гектора, храброго в битвах;

На погребальный костёр вознесли, и огонь запалили.

 

Девять дней возили только лес для костра! Давайте хотя бы представим себе, что это был за костёр. Мы знаем, что для погребального костра Патрокла ахейцы возили лес один день. Костёр получился по 30 метров с каждой стороны. Это костёр площадью с дом. Каким же должен быть костёр, если лес для него возили девять дней?!

Даже в этом Гомер подчёркивает, насколько Гектор был выше как герой, насколько он был уважаем и любим своим народом. Справедливости ради надо сказать, что в поэме ничего неизвестно о смерти самого Ахиллеса и его погребальном костре. Возможно, что он был не меньше.

Сегодня недалеко от Шимановской Трои (хотя никто так и не сумел доказать, что это именно гомеровская Троя) находится старый курган. Многие исследователи намекают на то, что это, возможно, курган Ахиллеса. Но, думается, что если этот курган и относится ко времени Троянской войны, то, скорее всего, это курган Гектора. Ведь курган Ахиллеса был на берегу, а не возле города. Ахиллес завещал похоронить себя вместе с Патроклом, в одном кургане, и сам определил место, где должен быть курган. А затем, если верить легендам, мать Фетида и вовсе перезахоронила останки своего сына.

© prawdin-serega