Стихий и Аркесилай

 

В 15-й песне «Илиады», в стихах 329-331, у Н. Гнедича читаем следующее:

 

(Гнедич)

Гектор могучий и Стихия свергнул и Аркесилая,

Стихия, войск предводителя меднодоспешных беотян,

Аркесилая, верного друга вождя Менесфея.

 

Гнедич указывает, что Стихий – предводитель беотян, а Аркесилай – друг Менесфея. Так же это место перевёл и Н. Минский:

 

(Минский)

Стихия с Аркезилаем убил шлемовеющий Гектор.

Стихий начальником был беотийских мужей меднобронных,

Аркезилай был соратником верным вождя Менесфея.

 

В. Вересаев переводит данные стихи 15-й песни совершенно иначе, чем Гнедич и Минский:

 

(Вересаев)

Аркесилая и Стихия сверг шлемоблещущий Гектор.

Аркесилай был вождем беотийцев медянодоспешных,

Стихий - товарищем верным афинян вождя Менесфея.

 

У Вересаева получается, что Аркесилай – вождь биотийцев, а Ситхий – афинянин и товарищ Менесфея. Почему же возникли такие разногласия у переводчиков? И кто из них прав?

Конечно же, разногласия возникли из-за разной интерпретации данного места оригинального текста. В оригинале эти стихи написаны таким образом, что, действительно, можно сделать ошибку:

 

Ἕκτωρ μὲν Στιχίον τε καὶ Ἀρκεσίλαον ἔπεφνε, 

330 τὸν μὲν Βοιωτῶν ἡγήτορα χαλκοχιτώνων,  

τὸν δὲ Μενεσθῆος μεγαθύμου πιστὸν ἑταῖρον· 

 

Например, если же эти строки перевести таким образом:

 

Гектор же Стихия и Аркесилая убил,

один биотийцев предводил меднолатных,

другой Менесфея отважного верный друг.

 

Тогда действительно получается, что Стихий – предводитель беотийцев, а Аркесилай – афинянин и друг Менесфея. Видимо, так это место и перевели Гнедич с Минским. Но более точно все-таки перевел Вересаев, так как мысль данных стихов должна быть следующей:

 

Гектор же Стихия и Аркесилая убил,

тот (того, который) биотийцев предводил меднолатных,

другой же Менесфея отважного верный друг.

 

Как бы ни переводились эти стихи, они построены таким образом, что действительно легко сделать ошибку, тем более, если брать их отдельно от всей поэмы. Однако если мы призовём в помощь предшествующие песни поэмы, то легко сможем убедиться, что В. Вересаев перевёл это место правильнее.

Во второй песне «Илиады», в стихах 298-510, можно прочитать о том, что одним из предводителей рати беотийцев был Аркесилай, который привёл под Трою 50 кораблей:

 

(2:498-495)

Рать беотийских мужей предводили на бой полководцы:

495     Ле́ит и Аркесила́й, Пенеле́й, Профое́нор и Кло́ний.

 

А чуть ниже в этой же песне можно прочитать и об афинском вожде Менесфее, который тоже привёл под Трою 50 кораблей:

 

(2:546-556)

Что до афинских мужей, населявших град дивный Афины,

Где Эрехте́я царя была вотчина в древнее время,

Как породила его мать-земля, воспитала Афина,

Также – в свой город ввела, и в блестящий свой храм водворила,

550     Где и поныне несут ей телят и ягнят, ублажая, 

Дети Афин, если год был удачным и кончился славно, —

Их предводил Петеид Менесфе́й, в ратоборстве искусный.

От земнородных мужей с ним никто не равнялся в искусстве

Строить на битвы мужей щитоносцев, и конников быстрых.

555     Разве что Нестор один мог оспорить с ним первенство это.

Он пятьдесят кораблей чёрных, с войском, привёл к Илиону.

 

Что же касается Стихия, то о нём в поэме почти не упоминается. И всё же, мы встречаем его в 13-й песне, где он вместе со своим другом Менесфеем ведёт в бой дружины афинян:

 

(13:689-692)

В первых отборных рядах  – из афинян бойцы, их на битву

690     Вёл Петеид Менесфей, а за ним устремляли дружины

Фидас и Стихий герой, и Биант. Знаменитых эпеян

Вёл Амфион, с ним – Филид Ме́гес, также  – воинственный Дракий.

 

Итак, сама поэма указывает нам, что Аркесилай являлся вождем биотийцев, а Ситхий – афинянин и товарищ Менесфея. Теперь перевод 329-331 стихов 15-й песни уже не представляет такой сложности, как если бы эти стихи были взяты отдельно от всей поэмы. И мы видим, что наиболее правильно данное место перевёл В. Вересаев.

© prawdin-serega