Рецепт справедливого суда

или

Кому достанутся два таланта?

 

В 18-й песне «Илиады», где рассказывается об изготовлении Гефестом щита для Ахиллеса, есть эпизод о суде на площади.

У Гнедича переводится, что суд идёт на «торжище», то есть на торговой площади, которая, впрочем, в древних городах часто была и главной площадью города. У Минского и Вересаева, не упоминается о том, что площадь торговая, они упоминают её только как место суда.

Далее в стихах 505-508 говорится о двух золотых талантах, которые лежат перед судьями-старцами. Эти таланты должен получить тот… А вот кто получит эти таланты, – вопрос спорный.

У Гнедича мы читаем:

 

505     Скипетры в руки приемлют от вестников звонкоголосых;

С ними встают, и один за другим свой суд произносят.

В круге пред ними лежат два таланта чистого злата,

Мзда для того, кто из них справедливее право докажет.

 

Из перевода Гнедича мы видим, что эти таланты – «Мзда для того, кто из них (старцев) справедливее право докажет». То есть это уплата судьям за их суд. Вернее, одному из судей.

Это подтверждает и перевод Минского, в котором сказано, что таланты это «Вознагражденье тому, кто решит справедливее тяжбу», то есть опять же – для одного из судей:

 

Минский:

Посохи в руки берут у глашатаев звонкоголосых

18-505

И, опираясь на них, чередой возглашают решенье.

А посредине собранья лежат золотых два таланта –

Вознагражденье тому, кто решит справедливее тяжбу.

 

В общем, понятно: судьи получают награду за свою работу. Но Вересаев это место перевёл совершенно по-другому:

 

          505 В руку жезлы принимали от вестников звонкоголосых,

              Быстро вставали и суд свой один за другим изрекали.

              Два золотые пред ними таланта лежали в средине,

              Чтобы тому передать их, кого они правым признают.

 

То есть, в переводе Вересаев получается, что золотые таланты предназначены одному из спорящих, что, в общем-то, весьма странно и, думается, в корне не верно.

Чуть выше в этом месте поэмы рассказывается о том, что поспорили два человека о выплате штрафа за убийство. Один клялся, что заплатил штраф, а другой утверждал, что не брал никакой уплаты. Оба привели своих свидетелей, которые свидетельствовали в пользу своего человека. А в круге сидят старцы, судят, и каждый выносит свой вердикт. Вокруг суда собрался народ. Перед старцами лежат два золотых таланта. И вполне понятно, что эти таланты – плата за справедливое решение тому из судей, который окажется более мудрым в решении этого вопроса, а вовсе не одному из спорящих, которого признают правым по суду. Ведь кто бы из них ни выиграл дело, он всё равно уже получит свою награду в виде победы над соперником. За что же ему ещё платить два таланта? Другое дело, если это – плата тому судье, который вынесет наиболее справедливое решение.

Но возникает другой вопрос: кто будет судить самих судей? То есть, кто определяет, какой из судей «справедливее» решил дело? Сами спорящие? Вряд ли. Тогда, может быть, весь собравшийся народ? Скорее всего, так. Но об этом, к сожалению, ничего не сказано в поэме. Хотя это весьма интересно, потому что даёт нам понять, каким образом в те времена происходили суды. И если справедливость судей решал народ, то мы видим здесь древнегреческий вариант идеальной судебной системы.

Во-первых, мы видим, что спорные вопросы решает не один судья, как сегодня, которого легко подкупить, а несколько судей. Уже одно это порождает здоровую конкуренцию среди самих судей, в которой каждый стремиться решать вопросы наиболее справедливо.

Во-вторых, мы видим, что самих судей, то есть их решения, оценивает (судит) народ. Ни один судья сам по себе не может принять решение и заставить поступать по его слову, если это слово не одобрено народом. Это не позволяет тому судье, которого подкупили, решать дело не справедливо, что часто мы видим в современных судах.

В-третьих, поэма указывает, что только тот судья, решение которого народ признал наиболее справедливым, получает награду, плату. В данном случае – два золотых таланта. Остальные же судьи не получают ничего, что так же ведёт к здоровой конкуренции, к стремлению быть справедливым и неподкупным судьёй.

Из этого следует, что здоровый и неподкупный суд возможет лишь тогда, когда:

а) судить дело будет не один, а несколько судей, чтобы их профессионализм повышался в конкурентной борьбе. Это вполне возможно, так любой закон (тем более – современный) в определённых пределах можно трактовать по-разному, что сегодня и делают судьи, но единолично, не опасаясь более справедливого конкурента.

б) самих судей (их компетентность) будет судить народ, и решать, кто из судей вынес наиболее справедливое решение. Это вполне могли бы делать присяжные заседатели и присутствующие в зале суда люди путём тайного или открытого голосования.

в) получать достойное вознаграждение будет лишь справедливый судья, а остальные пусть получают минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Это тем более возможно и справедливо, так как зарплаты судей непомерно раздуты, без всякого соответствия их компетенциям.

Конечно, в наше время сделать такой суд весьма сложно, но можно. Для этого нужно всего лишь одно условие – активная и честная гражданская позиция самого народа, общества. Но пока её не будет, всё будет оставаться по-прежнему.

© prawdin-serega