Ужасная Прекрасная Елена

Плача над трупом друга Патрокла Ахиллес, вспоминая отца, говорит, что и весть о его смерти не могла бы расстроить его больше. У Гнедича это место переведено так:

 

Гнедич (19:321-5):

Нет, не могло бы меня поразить жесточайшее горе,

Если б печальную весть и о смерти отца я услышал,

Старца, который, быть может, льет горькие слезы во Фтии,

Помощи сына лишенный, тогда как в земле чужелюдной

325     Ради презренной Елены сражаюсь я с чадами Трои;

 

Обратим внимание на последнюю строку, в которой Ахиллес называет Елену презренной. Эпитет понятен, так как из-за неё началась эта затяжная война.

Минский в своём переводе оставляет этот по сути точный эпитет без изменений:

 

Минский (19:325):

Из-за презренной Елены воюющим против троянцев.

 

Вересаев же, видимо, желая быть оригинальным, называет Елену ужасной, что весьма и весьма странно не в плане точности перевода, а в плане интерпретации его на русский язык:

 

Вересаев (19:325):

Из-за ужасной Елены с сынами троянскими бьется!

 

Само по себе слово «ῥιγεδανῆς» Вересаев перевёл точно, оно действительно обозначает «бросающей в дрожь, ужасной», и вся строка имеет достаточно правильный дословный перевод:

 

(19:325)

εἵνεκα ῥιγεδανῆς  Ἑλένης Τρωσὶν πολεμίζω·

(Из-за ужасной Елены с троянцами воюет)

 

Но поэтический текст не всегда следует переводить дословно, памятуя о его метафоричности. В современном русском прочтении слово «ужасная» по отношению к Елене слишком бросает тень в первую очередь именно на её внешний облик. Хотя мы и понимаем, что Ахиллес имел в виду совершенно иной смысл этого слова, желая указать, что из-за неё началась война, и погибло много ахейцев.

Но вспомним, что в 3-й песне, когда Елена поднимается на Скейскую башню, троянские старцы говорят:

 

(3:156-158)

«Нет, невозможно никак осуждать ни троян, ни ахеян,

Что за такую жену терпят беды, воюя так долго!

Вечным богиням она красотою подобна, то правда!..»

 

Троянцы, которые уж куда больше потерпели бед от этой войны, чем ахейцы, не могут упрекнуть Елену за её красоту в том, что из-за неё идёт война. И говорят это не молодые люди, те уже бьются на поле боя за Елену, а говорят старцы, которые всё в жизни повидали. Но даже они не могут осудить Елену, хотя её красота для них не так желанна до безрассудства, как для молодых.

И вдруг мы видим, что Ахиллес называет Елену ужасной. Сильнейший из ахейских воинов называет ужасной прекраснейшую женщину. Это бросает тень и на самого Ахиллеса. Вряд ли так поступил бы по отношению к женщине настоящий мужчина, которого можно назвать джентльменом.

Интересен и тот факт, что в «Илиаде» такую характеристику Елене даёт только Ахиллес. Да и само это слово «ῥιγεδανῆς» (ужасная, бросающая в дрожь) встречается в огромной поэме единожды. Оно употреблено именно в этом месте 19-й песни.

Так что, думается, здесь более уместен перевод Гнедича, или Минского, которые называют Елену презренной, что не бросает тень на её внешность и точнее соответствует желаемому смыслу. Хотя тень на самом Ахиллесе всё так же остаётся, что вполне укладывается в его характеристику, которую я дал в статье «Странности «Илиады» и её главного героя».

© prawdin-serega