Афоризмы из «Илиады»

в переводе Александра Сальникова



Афоризмы из «Илиады»

(отмеченные А. Сальниковым)

(1:1-2)

Гнев, о богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына!

Гнев неуёмный его много бедствий ахеянам сделал

(1:39)

«Сминфей, послушай, не я ль украшал дивный храм твой священный?»

(1:210-211) Афина Ахиллесу:
«Кончи раздор, Ахиллес! Если хочешь, то гнев свой довольствуй,
Злыми словами разя, но рукою меча не касайся!»

(1:217-218) Ахиллес Афине:
«Как мой ни пламенен гнев, но покорность полезнее будет:
Тот, кто покорен богам, и от них много милости видит».

(1:547) Зевс:
«Что невозможно познать, никогда и никто не познает!»

(2:141) Агамемнон:
«Нам Илиона не взять, не разрушить нам Трои великой!»

(2:155)
Так бы, судьбе вопреки, и вернулись домой аргивяне.

(2:204) Одиссей:
«Нет в многовластьи добра! Лишь один пусть народами правит!»

(2:233-234) Терсит:
                                      «…Нет, Атрид, недостойное дело,
Будучи нашим главой, в беды нас вовлекать постоянно!»

(2:247) Одиссей:
«Смолкни, Терсит, и не смей средь толпы скиптроносцев порочить!»

(2:291) Одиссей:
«Тягостно дело войны, каждый в дом свой вернуться желает».

(2:347) Нестор:
«Не исполнятся помыслы робких!»

(4:430)
Столько народа молчит, есть ли голос у этой громады?

(4:543-4)
Много в тот день полегло и троян, и могучих данаев;
Пали в кровавую пыль, и лежат они друг возле друга.

(5:132) Афина Диомеду:
«Острой медью рази Афродиту!»

(5:384) Диона Афродите:
«Беды друг другу, увы, мы взаимно устраивать рады».

(9:78)

«Либо спасёт эта ночь наше воинство, либо погубит».

(9:406-409) Ахиллес Одиссею:
Всё можно приобрести: и волов, и овец среброрунных,
Можно прекрасных коней обрести, золотые треноги;
Только вот душу назад возвратить невозможно; не купишь
И не поймаешь её вновь, когда улетит вдруг однажды.

(9:496-497) Феникс Ахиллесу:
«Сын мой, смири же теперь свою душу! Знай, храбрый не должен
Сердцем немилостив быть! Даже боги, и те умолимы!»

(12: 243)

Знаменье лучшее — вот: за отечество храбро сражаться!

(12:328)

Ну, так вперёд же, смелей! Иль на славу кому, иль за славой!»

(13: 72)

Без труда узнаваемы боги.

(13: 115)

Исцелимы сердца благородных.

(13: 237)

Сила и слабых мужей не ничтожна, когда они вместе.

(13:327)

«Мы ли прославим кого, или сами мы славу добудем!»

(13: 631-3)

"Зевс Олимпийский! О, Зевс! Говорят, ты премудростью выше

Всех и бессмертных богов, и людей; из тебя всё исходит.

Что ж благосклонно глядишь ты, о Зевс, на людей нечестивых?!"

(13:636-9)

"Может насытиться всем человек: сном, счастливой любовью,

Пением сладостным и восхитительной пляской невинной,

А ведь для каждого то и приятней и много желанней

Страшной войны; лишь одни ненасытны войною трояне!"

(13:726-9)

«Гектор! Ты слишком упрям, чтоб других убеждения слушать!

Бог выше всех нас тебя одарил для военного дела;

Ты же и мудростью всех, и советом превысить желаешь!

Только не может вместить человек все достоинства сразу".

(14:1)
Нестор пил пиво в шатре, наслаждаясь…

(14:81) Агамемнон:

«Лучше бежать и спастись, чем, напрасно сражаясь, погибнуть».

(14:198-9)

«Дай, Афродита, любви! Дай мне тех сладострастных желаний,

Коими ты и людей и богов так легко покоряешь!"

(14:219)

«Вот тебе пояс любви, спрячь его на груди под одеждой.

В нём заключается всё! И, надеюсь, в чертоги Олимпа

Ты не вернёшься, пока не исполнишь желания сердца».

(14:259)

Если бы Ночь не спасла, и бессмертных и смертных царица.

(14:264)

«Сон усладитель, зачем беспокоишься прошлым сегодня?

(14:315-6)

«Гера, такая любовь никогда, ни к богине, ни к смертной,

В грудь не вливалась мою и душою моей не владела!»

(14:346-351)
Так он сказал. И обнял сильный Зевс златотронную Геру.
Быстро под ними земля нарастила цветущие травы,
Лотос росистый, шафран и густые цветы гиацинта.
Мягко супругов они над землёй высоко приподняли,
Ложе создав для богов; и укрылись они золотистым
Облаком пышным; с него капли капали, ярко сверкая.

(15:138-141) Гера Зевсу:

"Будь же разумен и месть отложи за убитого сына.

В этой войне не один воин пал, и храбрей и сильнее;

Много погибнет ещё, поражая друг друга. Пойми же,

Весь человеческий род невозможно от смерти избавить!»

(15:493-8) Гектор:

"В бой же, друзья! На суда! Вместе ринемся! Тот, кто погибнет

Здесь от копья иль меча, – пусть погибнет он смертью героя!

Высшая слава мужей – умереть, защищая отчизну!

Жизнью своей защитит он детей и супругу, и дом свой;

Память, наследство его – всё останется целостным, если

В чёрных своих кораблях прочь отсюда умчатся ахейцы!»

(15:501-4) Аякс Теламонид:

«Стыд вам, ахейцы! У нас выбор мал: либо всем нам погибнуть,

Либо спастись и беду отразить от судов мореходных!

Может, надеетесь вы, как возьмёт корабли бурный Гектор,

В землю родную пешком возвратиться по морю из Трои?"

(15:734-740) Аякс Теламонид:

"Может, надеетесь вы, что защитники есть за спиною,

Или какая стена боевая для вашей защиты?

Города с башнями нет укреплённого рядом, который

Нас защитил бы, сменив свежей силой в сражении трудном!

Мы на троянских полях, перед войском троян твердобронных,

К морю прибиты стоим, далеко от отчизны любезной!

Наше спасение в наших руках, а не в слабости духа!»

(16:92) Ахиллес Патроклу:

"Трои сынов истребляй, но полков не веди к Илиону!"

(16:262)

Юность безумная зло навлекает на многих безумством.

(16:630-1) Патрокл Мериону:

"Руки решают исход битв жестоких, а речи –  советов!

Нынче ахейцы должны не слова умножать, а сражаться!»

(16:686-8)

Муж неразумный! Когда б соблюдал наставленье Ахилла,

Ты избежал бы тогда горькой участи гибели чёрной.

Но воля Зевса всегда крепче воли людей земнородных…

(16:787)
Тут-то, Патрокл, и конец наступил твоей жизни геройской…

(16:844-5) Патрокл Гектору:

«Славься же, Гектор, теперь, величайся! То Зевс с Аполлоном

Дали победу тебе. Это боги меня победили!»

(17:32) Менелай Эвфорбу:

«И дурак видит то, что случилось!»

(17:76) Феб Гектору:

«Пелидовы кони жестоки!»

(17:265)

Река спорит с морем.

(17:446-7)

Ведь среди тварей любых, что и дышат и ползают в прахе,

В целой вселенной нельзя отыскать человека несчастней.

(17:514-5)
«Но то, что будет, лежит то пока у богов на коленах:
Брошу копьё во врага, а Кронид пусть решит остальное!»

(18:311)
Слава безумцам! У всех помрачила рассудок Паллада.

(18:518)
Вид их прекрасен, доспех их величествен. Сущие боги!

(19:27)

«К тлению тело спешит, если жизнь от него отлетела».

(19:65-6) Ахиллес Агамемнону:

«Прошлого нам не вернуть, так оставим его в нашей скорби,

Гордое сердце в груди укротим, как велит неизбежность».

(19:213-4) Ахиллес:

«У меня на уме не застолье:

Битва, и кровь, и врагов умирающих страшные стоны!»

(19:217-8) Одиссей Ахиллесу:

«Ты знаменитей меня, и сильнее, и лучше владеешь

В битве копьём. Но тебя я умом превзойду и далёко!»

(19:221) Одиссей Ахиллесу:

«Быстро людские сердца пресыщаются в битве убийством».

(19:242)

Скоро, как слово дано, так и дело исполнено было.

(20:125) Гера:

«Небо оставили мы!»

(20:131) Гера:

«Боги в собственном виде ужасны».

(20:173)

Или толпу растерзать, или в схватке жестокой погибнуть.

(20:250-2) Эней Ахиллесу:

«Гибок язык у людей и на разные речи способен,

Поле для слов широко, во все стороны нету предела.

Что человеку сказать, то в ответ от него и услышать».

(21:105-7) Ахиллес Ликаону Приамиду:

«Не пощажу никого, а Приамова сына – подавно!

Так что, любезный, умри! И о чем же ты столько рыдаешь?

Жизни лишился Патрокл, – а ведь был он тебя много лучше!»

(21:295) Посейдон Ахиллесу:

«Бейся, пока всех троян не вобьёшь в илионские стены!»

(21:296-7) Посейдон Ахиллесу:

«… как исторгнешь ты Гектора душу,

В стан возвращайся. Дадим мы тебе вожделенную славу!»

(21:299):

В поле Пелид полетел…

(21:566):

Этот могучий герой всех на свете героев сильнее!

(22:55) Приам Гектору:

«Только бы ты не погиб, Ахиллесом ужасным сражённый!»

(22:56) Приам Гектору:

«Будь же ты с нами, мой сын! И войди в Илион!..»

(22:69-70) Приам Гектору:

«Псы, что вскормил на пирах и обедах, дворовые стражи,

Кровью упьются моей…»

(22:71-76) Приам Гектору:

                                                              «…О, юноше славно, —

Как ни лежит он, упав среди боя, растерзанный медью, —

Всё он прекрасен, и как ни откроется тело, – прекрасно!

Если же бороду вдруг или голову старца седого,

Или то место, где стыд, у убитого псы оскверняют, —

Участи горестней нет человеку, нет зрелища хуже!»

(22:99) Гектор:

«Стыд мне великий, когда я, как робкий, за стены укроюсь!

(22:105-7) Гектор:

«О! Как стыжусь я троян и троянских жён длинноодежных!

Может последний теперь гражданин в Илионе воскликнуть:

— Гектор народ погубил, на свою понадеявшись силу!»

(22:250) Гектор:

«О, Ахиллес! От тебя убегать не намерен я больше!»

(22:255) Гектор:

«Боги – свидетели клятв и хранители наших условий».

(22:268) Ахиллес Гектору:

«Мужество вспомни своё!»

(22:300) Гектор:

«Рядом со мной – только Смерть!»

(22:304-5) Гектор:

«Что ж, не без боя же я в прах земной упаду, не без славы;

Всё же великий свершу подвиг, в память потомкам грядущим!»

(22:365-6) Ахиллес Гектору:

«Ну, так умри ты сейчас! Я же смерть свою встречу, когда мне

Зевс громовержец пошлёт и бессмертные боги! Не раньше».

(22:426) Приам:

«О, милый Гектор! Хотя б на руках ты отцовских скончался!»

(22:436) Гекуба:

«Но и тебя злая смерть с горькой участью всё же настигли!»

(23:103-104) Ахиллес:

«Боги! Так значит, живут души мёртвых и в царстве Аида!

Внешность всё та же у них, голос есть, но они бестелесны!»

(23:181-183) Ахиллес:

«Трои двенадцать сынов знаменитых и юных исчезнут

Вместе с тобою в огне! Только Гектора, сына Приама,

Нет, не предам я огню! Он – собакам пойдёт на съеденье!»

(23:439) Менелай:

«Ох, Антилох, нет вредней человека, чем ты, среди смертных!

(23:570) Менелай:

«Ох, Антилох! Ты всегда рассудительным был. Что ж ты сделал!?

(23:671) Эпей:

«Смертный не может владеть одинаково всяким искусством».

(24:49) Аполлон:
"Мойры, богини судьбы, терпеливыми сделали смертных".

(24:422-3) Гермес Приаму:
«Так-то о сыне твоём позаботились вечные боги,
Даже о мёртвом: они, если любят, так любят и в смерти».

(24:425) Приам:
«Сын мой! Полезно богам приносить надлежащие жертвы!»

(24:523-4) Ахиллес:
«Горе заставим молчать, мы в сердцах своих горести скроем!
Слёзы и плач никогда человеку в беде не помогут».

(24:525-6) Ахиллес:
«Вечные боги судьбу дали смертным несчастным такую:
В горестях жить на земле. Сами ж боги всегда беспечальны».

© prawdin-serega