…дах многовёсельных к Трое ахейцы,

Он прилетел в Илион и в дружинах троян отличался,

550     Жил у Приама и был почитаем как сын Дарданидом.

Гектор его укорял и нему говорил, негодуя:

«Сын Гикетаона! Что, так оставим? Неужто нисколько

Сердце твоё не болит за сражённого милого брата?

Или не видишь ты, как у Долопса снимают доспехи?

555     Следуй за мною! Не теперь нам с аргивцами издали биться;

Надо их всех истребить, пока сами они стен высоких

Трои не свергли и всех её граждан пока не избили!»

 

Тут он вперёд полетел; с ним и родственник богоподобный.

А Теламонид Аякс возбуждал войско Аргоса словом:

560     «Други, мужайтесь! Сердца вы стыдом благородным залейте!

Воина воин пускай постыдится без храбрости биться!

Тех, кто в бою знает стыд, тех спасается больше, чем гибнет;

Но беглецы не найдут впереди ни спасенья, ни славы!»

 

Так побуждал он войска, но и сами они все пылали

565     Стан защитить, и, вложив в сердце речь ту, суда оградили

Медной стеной. Но троян против них устремлял громовержец.

 

Храбрый Атрид Менелай молодого учил Антилоха:

«Нет никого, Антилох, ни моложе тебя, ни быстрее

В беге, ни крепче в бою, ни храбрее среди всех ахеян.

570     Вот бы тебе налететь и повергнуть кого из троянцев?!»

 

Так он сказал и назад отступил, побудив Антилоха.

Вылетел тот из рядов, из передних, кругом оглядевшись,

Бросил блистательный дрот. Взволновались трояне, увидев

Мощный удар. И метнул он блестящий свой дрот не напрасно:

575     Ветвь Гикетаона сверг он, вождя Меланиппа, что смело,

Гордо шёл в битву. Его грудь широкую жало пронзило.

С шумом на землю он пал, и взгремели на павшем доспехи.

Нестора сын на него устремился. Так пёс на оленя

Скачет, пронзённого вдруг метким ловчим, едва тот из лога

580     Вышел: стрела, поразив, подсекла ему резвые ноги.

Так на тебя, Меланипп, налетел Антилох бранолюбец,

Чтобы доспехи сорвать. Но от Гектора он не укрылся.

Гектор предстал перед ним, пролетев сквозь кипящую сечу.

И, как бы ни был горяч в ратоборстве сын Нестора, всё же

585     Он с поля боя бежал, словно зверь, сотворивший несчастье:

Если вдруг пса разорвав, пастуха ли убив возле стада,

В лес убегает, пока не собрались селяне толпою.

Так убежал Несторид. Вслед ему и трояне и Гектор,

Страшные крики подняв, задождили свистящие стрелы.

590     Но, добежав до своих, вновь лицом он к врагам повернулся.

 

Как кровожадные львы, на суда устремились троянцы,

С криками бурно неслись, исполняя намеренья Зевса.

Мужество Зевс повышал у троян, поощряя их к битве.

Дух же ахеян Кронид ослаблял и лишал их победы.

595     Грозную славу желал сердцем он даровать Приамиду

Гектору, чтоб на суда пожирающий бросил тот пламень

Бурный и страшный; тогда и зловещая просьба Фетиды

Будет исполнена. Вот ждал чего промыслитель Кронион:

С неба увидеть огонь, озаряющий первое судно.

600     С этого времени Зевс присуждал невозвратное бегство

Трои сынам от судов, а данаям победную славу.

Так всё замыслив, он в бой на суда устремлял Приамида,

Но тот и сам рвался в бой и жестоко свирепствовал Гектор,

Будто бы бурный Арес, или страшный огонь-истребитель,

605     Если горит между гор, в чащах леса свирепствуя всюду.

Пена текла изо рта у героя, сверкал под бровями

Огненной яростью взгляд, шлем качался и страшно над шлемом

Гребень вздымался в бою. Гектор бурей летал среди битвы,

Так как герою сам Зевс был теперь покровителем с неба,

610     Так как его одного возвышал он теперь над толпою

Честью и славой в бою: потому что не долго осталось

Жить Приамиду; уже торопила Афина Паллада

День для него роковой и победный для славы Пелида.

Гектор горел разорвать у данаев ряды; он пытался

615     Всюду, где гуще толпу видел он и оружия лучше.

Но разорвать их нигде он не мог, хоть желал беспредельно.

Всюду данаи, сомкнув щиты башней, стояли, как камень

Крепкий, огромный, как тот, что у пенного моря встречает

Гордо и буйных ветров нападение, воющих страшно,

620     И волн надменных порыв, что и бьются о камень, и хлещут.

Так аргивяне троян неподвижно встречали, бесстрашно.

Гектор, сияя огнём от доспехов, напал на фалангу;

Грозно напал, как волна на корабль обрушается сверху,

Мощная, бурей из туч порождённая; весь потрясённый,

625     Пеной покроет корабль; и дыхание шумное бури

В парус гремит; и сердца корабельщиков бледных трепещут,

Страхом объятых; они из-под смерти едва уплывают.

Так трепетали сердца и в груди благородных данаев.

Гектор же, будто бы лев, на коров круторогих напавший,

630     Тех, что на влажном лугу при болоте обширном пасутся

Тысячами; но пастух, что при них, очень юн и не может

Зверя прогнать и коров защитить круторогих: он тщетно

Мечется то впереди, то, неопытный, сзади у стада;

Хищник же режет быка, в средину уж стада забравшись,

635     И разбегаются все остальные, мыча. Так ахейцы,

Страхом смятённые все перед Зевсом и Гектора силой,

В бег обратились. Герой одного лишь убил Перифета,

Сына Копрея, того, что служил у царя Эврисфея

Вестником: часто ходил от тирана он с вестью к Гераклу.

640     Этот ничтожный отец породил знаменитого сына,

Полного доблестей: он был искусен и в битвах, и в беге,

И на собраньях блистал он умом среди прочих микенян.

И Приамиду теперь он доставил высокую славу:

К бегу едва обратясь, он споткнулся о щит свой огромный,

645     Тот, что держал, что до ног доходил, – оборона от копий.

И на огромный свой щит Перифет опрокинулся навзничь,

А при падении он громко шелом взгремел и доспехом.

Гектор, увидев, скорей подлетел, тут же встал над упавшим,

В сердце ударил копьём, на глазах у друзей Перифету

650     Душу исторгнул. Друзья Перифету помочь не сумели,

Гектора слишком страшась, лишь печальные молча смотрели,

К ближним судам отступив. Так, суда, извлечённые прежде,

Их оградили теперь. Только Гектор и там притеснял их.

И от вторых кораблей отступили герои ахеян,

655     Горькой теснимы нуждой. У шатров и палаток вдруг встали,

Вместе сплотясь, и бежать уж не мысля; удерживал вместе

Стыд их и страх; и они ободряли друг друга словами.

Нестор особенно, страж престарелый, бодрил он ахейцев,

Каждого мужа молил, именами родных заклиная:

660     «Будьте мужами, друзья, и почувствуйте стыд, аргивяне!

Перед народами стыд! Каждый вспомнит пусть сердцу любимых

Жён и детей, и свой дом, и труды, и родителей милых.

Вспомните все, у кого пусть и умерли даже родные!

Их именами теперь умоляю я вас, аргивяне,

665     Стойте же крепко в бою, от врагов не бросайтесь вы в бегство!»

 

Так он сказал. И зажёг он и силу, и мужество в каждом.

Тут же Афина с их глаз вдруг рассеяла облако мрака,

Что ниспослал им Кронид. Воссиял свет, открылось пространство

Всё, и от чёрных судов, и от поля погибельной битвы.

670     Гектор ужасный открыт перед ними, дружины троянцев

Все: и что сзади, за ним, не сражаясь, лишь праздно стояли,

И те, что у кораблей бились в страшной неистовой битве.

 

Сердцем не мог уж терпеть Теламонид Аякс притеснений,

Давки, в которой теперь находились герои ахейцев.

675     Он заскочил на корабль и по палубам, крупно шагая,

Шест абордажный схватив, потрясал им огромным и острым,

В двадцать два локтя длиной, крепко сбитый для боя морского.

Будто бы славный ездок на конях, необычно искусный,

Взял самых лучших коней, выбрав лишь четырех, и связав их,

680     С поля далёкого он их к великому городу гонит

Людной дорогой. Толпой и мужчины, и робкие жёны

Смотрят, дивясь, как ездок беспрестанно и твердо, и верно

Скачет, садясь вдруг с коня на коня, на бегу их ужасном.

Так Теламонид Аякс с корабля на корабль по помостам

685     Прыгал, шагал широко, крик до самых небес поднимая:

Криком ужасным герой побуждал беспрерывно данаев

Оборонять корабли и свой стан. В это время и Гектор

Не оставался в толпе крепкобронных троян; и один он,

Точно как бурный орёл с высоты нападает на стаю

690     Пасшихся на берегу у реки диких птиц перелётных:

Быстрых гусей, журавлей, лебедей длинношеих ли, прочих, —

Так Приамид нападал на данайский корабль черноносый,

Бурно кидаясь. Его с высоты устремлял громовержец

Силой своею, и с ним воеводой он воинство двигал.

 

695     Снова у чёрных судов запылала свирепая битва.

Можно подумать: ещё не уставшие, свежие рати

Встретились в страшном бою: все так яростно, с пылом сражались.

Разные мысли бойцов устремляли. Ахейцы решили

Больше уж не отступать от беды: лучше в битве погибнуть!

700     Каждый же Трои солдат, преисполненный бодрости, думал:

Нынче ж сожжём корабли, перебьём всех героев ахейских!

Духом наполнясь таким, друг на друга они напирали.

 

Гектор могучей рукой за корму корабля ухватился.

Легкий, прекрасный корабль, он отважного Протесилая

705     В Трою принёс, но назад не повёз уж в отчизну героя.

Возле того корабля все смешались: ахейцы, трояне;

И в рукопашном бою дрались в свалке ужасной; не ждали

Больше уж издали стрел смертоносных, метательных копий.

Друг против друга они, равным духом горящие, бились:

710     Кто на секирах больших с двусторончатым лезвием страшным,

Кто на мечах, кто копьём, заострённым и сверху, и снизу.

Много ножей и мечей, дивной ковки и выделки ручек,

Вниз полетело из рук у бойцов и из ножен заплечных, –

Так яро бились они. Чёрною кровью земля насыщалась.

715     Гектор, корабль захватив, и держа его крепко рукою,

Так у кормы и стоял неотступно, крича ополченьям:

«Дайте скорее огня! С кличем дружно сомкнитесь и гряньте!

День, награждающий всё, Зевс дарует нам! Он присудил нам

Взять корабли, что пришли против воли бессмертных под Трою,

720     Столько нам бед сотворив, лишь по робости старцев совета!

Старцы, когда я хотел захватить корабли оккупантов,

В Трое держали меня и троянский народ отвлекали!

Но, если Зевс омрачал наш рассудок в те дни, громовержец,

То он сегодня зовёт сам нас в бой и ведёт на ахеян!»

 

725     Так он сказал, и бойцы в битву ринулись с большим свирепством.

Не устоял и Аякс Теламонид: засыпали стрелы.

Медленно он отступал, опасаясь угрозы смертельной,

Так он до трапа дошёл семифутового кормового.

Там, озираясь, стоял он и длинным шестом неустанно

730     Всех опрокидывал, кто подносил огнедышащий факел;

И беспрерывно кричал он данайцам, к борьбе побуждая:

«Други данайцы! Бойцы! Вы, бесстрашные слуги Ареса!

Будьте мужами, друзья, и о доблести вспомните бранной!

Может, надеетесь вы, что защитники есть за спиною,

735     Или какая стена боевая для вашей защиты?

Города с башнями нет укреплённого рядом, который

Нас защитил бы, сменив свежей силой в сражении трудном!

Мы на троянских полях, перед войском троян твердобронных,

К морю прибиты стоим, далеко от отчизны любезной!

740     Наше спасение в нас, в нашей силе, не в слабости духа!»

 

Так он сказал и кругом бил шестом абордажным свирепо

Каждого, кто б из троян к корабельной корме ни бросался

С пламенем бурным в руках, возбуждаемый Гектора криком.

Каждого он протыкал, их на жало шеста принимая:

745     Так он двенадцать бойцов заколол у кормы острой медью.