…ая теперь в мрачном сердце Атрида царила.
Он к Менетиду спешит, с силой мечет блестящую пику.
575     Был меж троянцами там вождь Подес, храбрый сын Этиона,
Славой, богатством блистал, среди граждан троянских особо
Гектором чтим был, как друг и в пирах собеседник приятный.
В бегство его обратив, царь Атрид Менелай светловласый
В пояс его поразил; медь насквозь просадила Подеса.
580     С шумом тот грохнулся в пыль. Тут Атрид Менелай дерзновенно
Труп его к сонму друзей от троян сам повлёк одинокий.
Гектора этой порой побуждал стреловержец, пришёл он,
Образ Фенопа приняв, Азиада; Приамову сыну
Другом любезным он был, Абидоса приморского житель.
585     Так, его образ прияв, говорил Аполлон стреловержец:
«Кто ж из данайцев ещё устрашит тебя более, Гектор,
Если боишься теперь Менелая? Бежишь! Он ведь раньше
Слабым считался в боях, а теперь он один от пергамлян
Тело к данайцам влечёт твоего ж, им убитого, друга
590     Храброго, в первом ряду, – тело Этионида Подеса!»

Так он сказал. Скорби мрак чёрной тучей покрыл Приамида;
Он устремился вперёд, потрясая сверкающей медью.
Взял тут Кронион свой щит – с бахромою прекрасной эгиду
Огненнояркую, и, чёрной тучей покрыл гору Иду,
595     Молнией страшно блеснул, загремел, потрясая эгидой,
Бегство данайцам неся, вновь победу послал он троянцам.

В бегстве ужасном том вождь Пенелей беотиец стал первым.
Он непрестанно вперёд устремлялся, но ранен был медью.
Сверху скользнув по плечу, рассекло ему тело до кости
600     Па́нфоя сына копьё, Полидамаса, в ближнем сраженьи.
Леита Гектор копьём ранил, Алектрионова сына:
Руку у кисти пронзил и заставил покинуть сраженье.
Тот, озираясь, назад побежал, не надеясь уж больше
Пику в руке удержать и, как прежде, сражаться с врагами.
605     Бросился Гектор за ним. Но тут Гектору в панцирь блестящий
Пику вонзил Девкалид близ соска, но сломалась у трубки
Пика огромная. Крик громогласный издали троянцы.
Гектор тут с силой метнул в Девкалида копьё, Девкалид же
На колеснице стоял. Чуть лишь Гектор промазал, но всё же
610     Керана он поразил, Мерионова друга-возницу,
Керан за другом своим из цветущего Ликтоса прибыл.
Пешим сначала пришёл Девкалид от судов мореходных
В битву, и верно б врагам он доставил великую славу,
Если бы Керан коней не пригнал быстроногих скорее:
615     Светом явился тогда он царю, смерть отвёл роковую,
Сам же – свой дух испустил под могучей рукой Приамида.
Гектор под челюсть попал, и копьё тому вышибло зубы,
И посредине язык рассекло острой медью вознице.
Он с колесницы упал, вожжи следом разлились по пыли.
620     Их Мерион, наклонясь, спешно ловит из пыли руками;
Ловко их поднял с земли и воскликнул царю Девкалиду:
«Идоменей Девкалид, мчись скорей к кораблям быстролётным!
Видишь теперь ты и сам, что победа уже не ахейцев!»

Тут же бичом Девкалид по коням дивногривым ударил
625     И полетел к кораблям. Жуткий страх овладел его сердцем.
В это же время Аякс и Атрид светлокудрый постигли
Волю Кронида, что он вновь троянцам дарует победу.
Воинству крикнул тогда Теламонид Аякс громогласно:
«Горе, друзья нам! Теперь даже тот, кто совсем мало мыслит,
630     Ясно поймёт, что Кронид славу снова троянцам дарует!
Копья и стрелы троян, кто бы их ни послал: слабый, сильный, –
Все попадают! Кронид без различия их направляет.
Наши – лишь землю грызут, острой медью вонзаясь без пользы!
Всё же, данаи, решим и отыщем полезное средство,
635     Как от врагов унести Менетидово тело; как вместе
В стан возвратиться самим, чтоб друзей нам обрадовать милых!
Думают, глядя на нас, сокрушаясь, они, что не сможем
Выдержать мощи лихой Приамида мы, мужеубийцы;
Думают, в панике мы побежим к кораблям мореходным.
640     О, если б встретился муж, что способен сказать Ахиллесу
Страшную весть! Ведь Пелид и не слышал, я думаю, вовсе
Вести жестокой, что друг его милый, Патрокл, пал в сраженьи.
Но я не вижу таких смельчаков в нашем войске ахейском.
Мраком глубоким покрыт каждый ратник и конь нашей рати!
645     О, Зевс владыка, избавь аргивян от ужасного мрака!
Свет нам дневной возврати! Дай нам видеть, кто нас окружает!
И, если хочешь, губи, но при свете губи, не во мраке!»

Так он сказал. И Кронид умилился слезам и молитве:
Чёрную тучу отвёл, быстро мрак ненавистный рассеяв.
650     Солнце сияло с небес, битва страшная вся осветилась.
И Теламонид Аякс так сказал Менелаю Атриду:
«Ну-ка, теперь посмотри, Менелай благородный, найдёшь ли
Где Антилоха живым, сына Нестора старца. Быть может,
Ты убедишь его: пусть поскорее идёт к Ахиллесу
655     С вестью жестокой, что друг его милый, Патрокл, пал в сраженьи!»

Так он сказал. И Атрид Менелай светлокудрый исполнил.
Шёл от побоища он неохотно, как лев от загона,
Где и людей и собак раздражая, устал уж и сам он.
Зверю они не дают жира вкусного с мясом похитить:
660     Целую ночь стерегут. Лев же, жаждущий мяса, отважно
Рвётся вперёд, только зря все старанья: из рук дерзновенных
Частые копья летят и горящие головни с шумом
Зверю навстречу. Он их опасается всё же, свирепый,
Но лишь со светом зари удаляется, сердцем печален.
665     Так от Патрокла герой Менелай отошёл неохотно,
С сильным волненьем в душе: беспокоился он, чтоб ахейцы
В пагубном страхе врагам не оставили тела Патрокла.
Очень просил он тогда Мериона и храбрых Аяксов:
«Други мои! Мерион и Аяксы! Дружин полководцы!
670     Вспомним теперь доброту и душевность героя Патрокла;
Вспомните все, что пока он был жив, как приветен со всеми
Быть он умел! А теперь он настигнут судьбою и смертью!»

Так говоря, уходил от друзей Менелай русокудрый.
Зорко смотрел он вокруг, как орёл быстролётный, который,
675     Видит острей, говорят, остальных поднебесных пернатых:
Как высоко ни парит, от него не укроется лёгкий
Заяц, под тёмным кустом притаившийся; он на добычу
Падает камнем; и вверх унесёт, и лишит слабой жизни.
Так же и ты, Менелай благородный, своим светлым взглядом
680     Быстро искал по всему необъятному войску ахеян:
Где не найдёшь ли в живых молодого вождя Антилоха.
Вскоре увидел его Менелай, как он с левого фланга
Жарко друзей ободрял, побуждая на крепкую битву.
Ближе к нему подходя, закричал Менелай светлокудрый:
685     «Зевса питомец! Сюда, Антилох, поспеши и услышишь
Горькие вести о том, чего быть не должно бы и вовсе!
Ты, я уверен, и сам ясно видишь своими глазами,
Беды какие Кронид на данайских героев обрушил!
Славу троянцам он дал! И погиб аргивянин храбрейший:
690     Пал благородный Патрокл! Горе! Горе данаев постигло!
Друг! К кораблям поспеши, к мирмидонским, немедля: Ахиллу
Весть объяви! Может быть, он успеет спасти хоть нагое
Тело Патрокла. Доспех уж совлёк торжествующий Гектор!»

Так он сказал. Антилох, весть услышав, в душе ужаснулся;
695     Долго от ужаса нем он стоял: голос звонкий прервался.
У Антилоха глаза вдруг наполнились быстро слезами.
Но, несмотря ни на что, он приказ Менелая исполнил:
Бросился тут же, доспех ратный свой Лаодоку доверил,
Другу-вознице, коней тот держал рядом твёрдокопытых.
700     Льющего слёзы, его быстро ноги несли с поля боя,
Чтобы недобрую весть возвестить Ахиллесу Пелиду.

Сердцу, Атрид, твоему не угодно, божественный, было
Там притеснённых друзей защищать, тех, которых оставил
Нестора сын Антилох, к сожаленью большому пилосцев.
705     К ним ты на помощь послал Фразимеда, подобного богу.
Сам же опять полетел на защиту Патрокла героя,
Вместе с Аяксами встал и сказал им крылатое слово:
«Я Антилоха послал к мирмидонским судам мореходным.
С вестью Пелиду царю, быстроногому. Но, я уверен,
710     Он не придёт, хоть и гнев он на Гектора страшный питает.
Как вступит в битву Пелид без оружия и без доспехов?
Сами, данаи, должны мы придумать надёжнейший способ,
Как нам и тело спасти Менетида от рати троянской,
Как и самим избежать страшной смерти в сражении грозном».

715     И Менелаю тогда отвечал грозный сын Теламона:
«Всё справедливо, что ты говоришь, Менелай знаменитый!
Сделаем так: вы вдвоём с Мерионом Молидом возьмите
Тело, чтоб в стан унести, прочь из боя, а мы вас прикроем:
Будем сражаться вдвоём с мощным Гектором, с силой троянской!
720     Имя одно нам дано, равносильны мы в битвах, и раньше,
Рядом сражаясь, не раз мы Ареса грозу выносили!»

Так сказал он. И они, подхватили Патрокла, подняли
И высоко над землёй понесли. Закричали ужасно
Трои сыны, увидав, поднимающих тело данаев;
725     Бросились в битву, как псы на пустынного сильного вепря,
Если он ранен; летят впереди молодых звероловов;
Рвутся сначала они, растерзать нетерпеньем пылая;
Но, повернётся едва он на них, гордый силой своею, –
Мечутся псы кто куда, рассыпаясь кругом перед вепрем.
730     Так и трояне толпой неотступно неслись поначалу,
В тыл аргивянам мечи и двуострые копья колебля;
Но лишь Аяксы на них, повернувшись едва, становились, –
Лица бледнели троян, и от них ни один не решался
Выйти для битвы вперёд, чтоб сразиться за тело Патрокла.

735     Так уносили они Менетида Патрокла из боя
К стану ахейских судов. По следам их шёл бой, разгораясь,
Бурный, как жадный огонь, в день сухой устремлённый на город:
Вдруг запылавший, он всё пожирает; рассыплет он зданья
В страшном пожарище, и с шумом ветром раздуется пламя.
740     Так колесниц и коней, и бойцов меднолатных несётся
Бранный, неистовый шум по следам отступавших героев.
И, словно мулы в ярме, что крепки и выносливы, тянут
С горных лесистых высот по дороге крутой, каменистой,
Брус корабельный вдвоём, или мачту огромную; рьяно
745     Трудятся оба, спешат, от напряга и пота страдая, –
С рвеньем таким же несли аргивяне Патрокла. В тылу их
Бились Аяксы, врага отражая. Так бурные воды
Держит поросший леском длинный холм, что лежит с краю поля.
Реки могучие он, с их свирепостью волн, преграждает,
750     Держит, и весь их напор гонит дальше, в другие долины.
Реки ж не в силах тот холм, хоть сильны, ни размыть, ни разрушить.
Так и Аяксы, держась позади, каждый раз отражали
Натиск троянцев. Но те наступали, особенно двое:
Мощный Эней Анхизид и доспехом сверкающий Гектор.
755     И, словно туча скворцов или галок испуганных мчится
С криками ужаса, вдруг видя сверху летящего камнем
Ястреба, страшную смерть приносящего мелким пернатым, –
Так перед Гектором и Анхизидом юнцы из ахейцев
С ужаса воплем неслись, доблесть воинскую забывая.
760     Ров и окрестность вокруг всю покрыли оружием пышным
В бегстве данайцы. Так вихрь бурной битвы свирепствовал страшно.