…ьём: невзирая
Не на стрелу, не на боль, наступает он и не бросает
Пламенной битвы, пока не убьёт или сам не погибнет.
Так Антенорова ветвь Агенор, вождь и воин бесстрашный,
580     С поля уйти не хотел, не померявшись в битве с Пелидом.
Он перед грудью свой щит круговидный и выпуклый поднял;
Метил он дротом, грозя, и крича громозвучно Пелиду:
«Верно, надежду питал в сердце ты, Ахиллес знаменитый,
В этот же день разорить и обитель троян благородных?
585     Нет, безрассудный, ещё много бед совершится за Трою!
В городе много ещё нас, мужей и бесстрашных и сильных,
Тех, что готовы отцов, матерей, жён, детей малолетних,
Город родной Илион защищать! Здесь погибель найдешь ты, —
Ты, что страшней всех мужей, и сильней, и душой самый смелый!»

590     Это сказав, он метнул острый дрот многомощной рукою.
Не промахнулся, попал под колено, в поножу, где голень.
Так вокруг сильной ноги новых лат оловянная ковка
Вдруг страшный звон издала; но суровая медь отскочила
Прочь от ноги; не прошла, отражённая даром Гефеста.
595     Тут Ахиллес налетел на героя, подобного богу,
Пламенный. Но Аполлон помешал ему славой покрыться:
Быстро троянца украл, его мраком окутав глубоким,
Дал удалиться ему невредимым из страшного боя.
Хитростью сам он отвлёк от троянцев Пелеева сына:
600     Бог Аполлон в миг один принял образ вождя Агенора,
В сторону вдруг побежал, и погнался за ним сын Пелея.
А в это время, пока по равнине, покрытой пшеницей,
Феба преследовал он по пятам, повернув вновь к потоку
Ксанфа глубокого, – бог обольщал человека, хитрил он:
605     Веру Пелиду давал, что его он вот-вот уж догонит, –
Толпами с поля неслись в это время трояне, спешили,
К городу радостно мча. И бегущими полнилась Троя.
Все укрывались, никто не дерзал за стеною остаться,
Чтоб остальных подождать и разведать: кто спасся от смерти,
610     Кто на сраженье погиб. Нет, как волны, все хлынули в город
С радостью в сердце о том, что спасли их лишь быстрые ноги.