…>

Есть же в шатре у тебя в изобилии золота, меди;

550     Есть у тебя и стада, и рабыни, и быстрые кони:

Выбрав из них, отличи ты его хоть и большей наградой

После, и даже теперь, чтоб тебя похвалили ахейцы!

Приз же я свой не отдам! А кто хочет его из ахеян,

Пусть подойдёт и со мной за него в рукопашном сразится!»

 

555     Так он сказал. Ахиллес быстроногий с улыбкой, любуясь,

На Антилоха глядел: он любил его нежно, как друга.

И, обращаясь к нему, устремил он пернатое слово:

«Ты, Антилох, мне велишь, чтоб в шатрах своих что-то другоеём е я  тьросить, ть, требоватьво

Я для Эвмела нашёл? Хорошо, я охотно исполню.

560     Дам ему медный доспех, что я снял в бою с Астеропея,

Олова светлой струёй окаймлён он по краю, литою;

Будет по праву такой приз достоин героя Эвмела».

 

Так он сказал, и велел Автомедону, милому другу,

Медный доспех из шатра принести. Тот немедля исполнил;

565     В руки Эвмелу вручил; и тот с радостью принял подарок.

 

Встал тогда царь Менелай светлокудрый, душой огорчённый,

На Антилоха свой гнев он питал. Ту же мудрый глашатай

Жезл ему царский вручил, и молчать повелел аргивянам.

Начал тогда говорить царь, что богу подобен, сказал он:

570     «Ох, Антилох! Ты всегда рассудительным был. Что ж ты сделал!?

Славу мою омрачил: задержал ты коней моих быстрых,

Хитростью вывел вперёд ты своих, несравненно слабейших!

К вам обращаюсь, вожди и советники войска ахейцев!

По справедливости нас рассудите обоих, без лести.

575     Чтобы никто не сказал обо мне из мужей меднобронных:

— Царь Менелай одолел Антилоха неправдой и властью,

Приз у него отобрав: кобылицу; но кони его, мол,

Много слабее, лишь сам он сильнее значеньем и властью. —

Слушайте! Я сейчас сам рассужу, и меня, я надеюсь,

580     Не укорит здесь никто среди вас: справедлив приговор мой.

Ну-ка, питомец богов, Антилох, подойди к колеснице,

Встань, как обычай велит, возле бурных коней своих; в руки

Гибкий свой кнут ты возьми, тот, которым коней гнал; и к ним ты

Этим кнутом прикоснись, и клянись нам самим Посейдоном,

585     Что колесницу мою задержал неумышленно в беге».

 

И молодой Антилох многоумный сказал Менелаю:

«Сердце свое успокой, о, Атрид! Я – юнец пред тобою.

Ты меня, царь Менелай, и годами, и доблестью выше;

Ведаешь ты, как легко молодежь заблуждаться способна:

590     Слаб для суждения ум молодой, он незрел, опрометчив.

Сердце смягчи, Менелай; а награду мою, кобылицу,

Сам я тебе отдаю; и когда б из моих достояний

Больше потребовал ты, тут же с радостью я б тебе выдал

Всё, лишь бы дружбы твоей не утратить, питомец Кронида,

595     Лишь бы я в сердце твоём не остался лжецом пред богами!»

 

Так он сказал. Подведя, кобылицу отдал Менелаю,

Мудрого Нестора сын, прямо в руки. В душе у Атрида

Радость взыграла, блестя, словно росы на пышных колосьях

Зреющей нивы, когда те трепещут на пашне широкой.

600     Так у тебя, Менелай, тут растаяло в радости сердце.

К юноше сразу в ответ устремил ты крылатые речи:

«О, Антилох! Я свой гнев усмирил. Сам тебе уступлю я.

Так как ты не был ещё безрассуден или легкомыслен.

И лишь сегодня в тебе над умом юность верх одержала.

605     Но с этих пор, Антилох, опасайся обманывать старших!

Всякий другой не легко из ахейцев меня укротил бы.

Ты же довольно терпел здесь, под Троей, и много ты сделал,

Как и твой храбрый отец, и твой брат, за мою честь воюя.

К просьбе твоей снисхожу и награду мою, кобылицу,

610     Я уступаю тебе. И пускай все ахеяне помнят,

Что никогда не был я скуп на милость, и не был надменен!»

 

Так он сказал и вернул кобылицу, отдав Ноемону,

Тот чтобы другу отвёл, Антилоху. Сам взял умывальник.

Золото взял Мерион по заслуге своей, – приз четвёртый,

615     Так как четвёртым пригнал он коней. Пятый приз оставался:

Новый двуручный сосуд. Взял его Ахиллес быстроногий,

Перед собраньем пронёс, перед Нестором встал и сказал так:

«Старец божественный! Приз этот твой! Сохрани его в память

Тризны о друге моём, о Патрокле: его между нами

620     Ты не увидишь уже! И тебе я награду победы

Так дать хочу! Ведь в борьбу ты, Нелид, и в кулачную битву,

Верно, не вступишь; в стрельбе, или в легкости быстрого бега

Спорить не будешь: тебя удручает тяжёлая старость».

 

Так  говоря, он вручил приз ему. Старец с радостью приял;

625     Речи крылатые он устремил к Ахиллесу с ответом:

«Истину ты говоришь, справедливо, мой сын, и разумно.

Члены ослабели мои, не проворны уж ноги, мой милый;

Руки в плечах у меня не быстры и сильны, как бывало.

Если бы молод я был! Если б бывшею силой блистал я,

630     Прежних тех дней, как царю Амаринку эпейцы в Вупрасе

Тризну творили, и всем игры дети царя учредили!

Там не сравнился со мной ни один человек из епейцев,

Храбрых пилосцев или духом мужественных этолийцев.

Там я в кулачном бою одолел Клитомеда героя,

635     Сына Энопа. В борьбе победил плевронийца Анкея.

Ног быстротой превзошёл знаменитого бегом Ификла.

В копьеметании двух победил: Полидора с Филеем.

Лишь Акториды меня в колесничных бегах обогнали;

Но победили числом, мне завидуя в этой победе,

640     Так как и приз за неё был славнейший из всех в состязаньях.

Вышли вдвоём на меня. И один только правил конями,

А в это время другой гнал и гнал их, хлеща без пощады.

Вот я каким прежде был! Но теперь молодым оставляю

Подвиги славы. А мне уж пора уступить, подчиниться

645     Старости скорбной. И я в своё время блистал средь героев!

Но продолжай, Ахиллес, чествуй играми память о друге.

Я благодарно твой дар принимаю, и радуюсь сердцем,

Что почитаешь меня: не забыл ты смиренного старца

Честью приличной почтить перед войском, народом ахейским.

650     Боги за это тебе воздадут и исполнят желанье!»

 

Так он сказал. И Пелид старца Нестора выслушав, тут же

Вновь возвратился назад, сквозь великие сонмы ахеян.

Тут предложил он призы для кулачного страшного боя:

Выслал на круг привязать шестилетнего, сильного мула,

655     Что не смирён был ещё и строптив для смирения очень.

Мул – победителю приз. Побеждённому – кубок двудонный.

Встал, наконец, Ахиллес перед всеми, сказал аргивянам:

«Дети Атрея, и вы, меднолатные мужи ахейцы!

Двух вызываю бойцов, в ком есть мужество, сила, уменье

660     Биться в кулачном бою. Тот, кому Аполлон стреловержец

Даст устоять, и кого победителем все мы признаем,

Тот к своему кораблю поведёт терпеливого мула;

А побеждённый боец приз второй возьмёт – кубок двудонный».

 

Так он сказал. Тут же встал человек и огромный и мощный,

665     Славный кулачный боец, муж Эпей, Панопеева отрасль.

Мула за гриву схватил он рукой жиловатой, и крикнул:

«Ну, подходи, кто рискнёт унести с собой кубок двудонный!

Мула, надеюсь, никто не отвяжет другой из ахеян,

В битве кулачной меня победив: я здесь первый кулачник!

670     Пусть в оружейных боях и не лучший я воин, — что делать:

Смертный не может владеть одинаково всяким искусством.

Но объявляю при всех, и исполню я в битве угрозу:

Кости противнику я изломаю, порву на нём кожу!

Пусть с ним приходят друзья и поблизости здесь ожидают,

675     Чтобы из битвы его унести, укрощённого мною».

 

Так он сказал. Онемев, все ахейцы хранили молчанье.

Только один Эвриал отозвался, бессмертным подобный,

Внуком Талая царя был он, сыном царя Мекистея,

В Фивы ходившего, где тот на играх надгробных Эдипу,

680     В то время павшему, всех победил в состязаньях кадмейцев.

Славный Тидид снаряжал Эвриала, лихой копьеборец,

Дружеской речью бодря, и сердечно желая победы:

Пояс на нём застегнул, в руки дал два ремня, что из крепкой

Кожи степного быка были скроены ровно, красиво.

685     Так подпоясавшись, в круг вышли оба бойца, в средину.

Подняли разом они друг на друга могучие руки,

Яростно сшиблись. Бойцов руки тяжкие быстро мелькали;

Слышался стук кулаков об их челюсти; лился ручьями

Пот по телам их. Как вдруг, изловчившись, Эпей несравненный

690     Резко ударил врага, когда тот лишь на миг оглянулся.

Больше стоять он не смог, подкосились тут славные ноги.

Как на морском берегу бьётся рыба, что выбросил с тиной

Грозный Борей из волны и скрывает вновь тёмной волною, –

Так тот забился, упав. Тут Эпей, воин великодушный,

695     За руку поднял его; подбежали друзья Эвриала,

К стану его повлекли, по земле волочившего ноги,

Кровь извергавшего ртом; голова, обессилев, качалась.

Был без сознания он. Меж своими его посадили

Други, а сами пошли приз забрать, дивный кубок двудонный.

 

700     Тут же Пелид учредил третьи игры, назначив награды.

Выставил войску призы за борьбу самых сильных атлетов.

Приз победителю был – для огня медный дивный треножник,

Очень большой, все его аж в двенадцать волов оценили.

Приз побеждённому был – рукодельница, юная дева:

705     Войско ахейцев её лишь в четыре вола оценило.

Встал, наконец, Ахиллес перед войском, сказал аргивянам:

«Встаньте, кто хочет себя испытать в состязании этом!»

 

Так лишь сказал, в тот же миг встал великий Аякс Теламонид;

Встал и герой Одиссей многоумный, на выдумки хитрый.

710     И, пояса застегнув, вышли в круг два борца, на арену.

Крепко руками они за бока подхватили друг друга,

Словно стропила, что дом завершают высокий, который

Плотник искусный воздвиг для защиты от буйного ветра.

Сильно хрустели хребты под могучестью стиснутых рук их.

715     Оба борца напряглись; крупный пот заструился по телу;

Частые полосы вдруг по бокам их и спинам широким

Забагровели вокруг. В гордых душах их равная ревность

К славной победе горит и к треножнику славной работы.

Долго ни царь Одиссей тут не мог опрокинуть Аякса,

720     Ни многомощный Аякс опрокинуть не мог Одиссея.

Это наскучило всем, и ахеян сыны зароптали.

И обратился тогда к Одиссею Аякс Теламонид:

«О, Лаэртид Одиссей, ты божественный и многомудрый!

Или меня подними, или мне дай! А Зевс пусть решает!»

 

725     Так он сказал, и поднял. Одиссей не забыл ухищренья:

Пяткой ударил ему под колено, подшиб ему ноги,

Навзничь его повалил и на грудь ему сам повалился.

И удивился народ, изумились тут все аргивяне.

После пытался поднять Одиссей терпеливый Аякса;

730     Вновь обхватились, но он чуть лишь сдвинул с земли, а не поднял;

Ноги согнулись его, и на землю вновь рухнули оба;

Рядом упали они, и тела тёмной пылью покрылись.

Встали, и в третий уж раз устремились бы спорить герои,

Если бы сам Ахиллес не сдержал их, он встал и сказал им:

735     «Кончите вашу борьбу и трудом не томитесь жестоким.

Ваша победа равна! И, призы вы взяв равные, с круга

Лучше сойдите! Другим дайте тоже вступить с состязанья».

 

Так он сказал, и они подчинились решенью охотно:

Оба с арены ушли; прах очистив, надели хитоны.

 

740     Тотчас Пелид предложил всем награды за скорость при беге:

Первый приз – дивный сосуд шестимерный, серебряный, пышный,

Чудная чаша, красой затмевавшая прочие в мире

Славные чаши; мужей то искусных работа, сидонян;

А финикийцы её по туманному мглистому понту

745     В Лемнос продать привезли, но как дар предложили Фоасу;

Царь же Эвней Язонид чашу дал Менетиду Патроклу

В выкуп Ликаона, так взял из плена он сына Приама.

Чествуя друга, Пелид эту чашу наградой поставил,

Призом тому, кто быстрей и кто в беге окажется первым.

750     Призом второму – быка преогромного, тучного жиром.

Ну а последнему приз – золотых полталанта назначил.

Встал, наконец, Ахиллес перед войском, сказал аргивянам:

«Встаньте, кто хочет себя испытать в состязании этом!»

 

Так лишь сказал, в тот же миг встал Аякс Оилид быстроногий;

755     И многоумный за ним Одиссей, и сын Нестора быстрый,

Вождь Антилох, побеждал он всех юношей в беге на скорость.

Встали все в ряд. Указал Ахиллес им далёкую метку.

Так от начальной черты побежали. Вот первым всех дальше

Быстрый умчался Аякс. Но за ним Одиссей знаменитый

760     Близко бежал. Так порой держит в дивной одежде ткачиха

Цевку поближе к груди, чтобы нить натянуть ей искусно

И пропустить за утком, и опять удержать перед грудью, —

Так же всё время бежал по пятам Одиссей за Аяксом;

В след его раньше вступал он, чем пыль от следов поднималась;

765     Жарким дыханьем своим обдавал он затылок Аяксу,

Быстро и ровно бежал. И кричали кругом аргивяне,

Видя, как рвётся вперёд Одиссей, подбодряли в нём силы.

И уж когда бег к концу приближался, тогда уж взмолился

В сердце своём Одиссей светлоокий Палладе Афине:

770     «Дева богиня, услышь! Помоги и ускорь мои ноги!»

 

Так произнёс он, молясь, — и услышала дочь Эгиоха;

Сделала лёгкими в миг Одиссею и ноги и руки.

К финишу оба неслись, подбегали, стремились к награде.

Вдруг поскользнулся Аякс на бегу, – навредила Афина, –

775     В бычий навоз он вступил влажный, лужей разлитый; быков тех,

Что Ахиллес заколол в честь Патрокла, любимого друга.

Ноздри Аякса и рот переполнились бычьим навозом.

Чашу же взял Одиссей несравненный и многострадальный,

Первым пришёл он. Быка взял Аякс Оилид знаменитый.

780     Встал он, схватился за рог полевого быка и, стоял так,

Сплёвывал мерзкий навоз и сказал, обратясь к аргивянам:

«Дочь громовержца, друзья, повредила мне ноги, Афина!

Вечно она, словно мать, Одиссею на помощь приходит!»

 

Так он сказал, и вокруг смех весёлый раздался по войску.

785     Нестора сын получил из наград приз последний за скорость,

И, улыбаясь, он так говорил перед войском ахейским:

«Знаете сами, друзья, что всегда и везде, как сегодня,

Чествуют боги людей умудрённых годами, старейших.

Старше немного меня по годам славный сын Оилея.

790     Сын же Лаэрта рождён в поколении прежних героев.

Только ещё зелена, говорят, Одисеева старость;

В беге с ним спорить из всех из ахейцев Ахилл только может».

 

Так он сказал, восхвалив, быстроногого сына Пелея.

И Ахиллес тут же встал, чтоб ответить на то Антилоху:

795     «Друг Антилох! Похвала твоя пусть не бесплодною будет:

Я полталанта ещё тебе золота к призу прибавлю».

 

Это сказав, он вручил и прибавку; тот с радостью принял.

 

Тут быстроногий Пелид, взяв копьё длиннотенное, вынес

В круг перед всеми, и щит также вынес, и шлем светозарный,

800     Весь Сарпедонов доспех, с поражённого взятый Патроклом.

Перед собранием встал, наконец, и сказал аргивянам:

«Двух вызываем бойцов! Двух храбрейших и сильных ахейцев!

В крепких доспехах своих и с оружием медным и острым

Пусть в поединке они мощь покажут народу и смелость.

805     Тот же, кто первый пронзит сквозь доспех у противника тело,

Медью коснувшись его, кровь багряную только достанет, –

Тот победил! И тому меч вручу этот сереброгвоздный,

Славный, фракийский; его взял в бою я у Астеропея.

А Сарпедона доспех – дам обоим, пусть сами поделят.

810     После в шатрах у меня пышный пир для героев устрою!»

 

Так он сказал. В тот же миг встал великий Аякс Теламонид;

Быстро поднялся за ним и Тидид Диомед многомощный.

С разных концов от толпы оба быстро доспехи одели

И в средину спешат. В круг выходят, пылая сразиться;

815     Грозно глаза их глядят, даже зрителей ужас объемлет.

Быстро герои сошлись, устремлённые друг против друга,

Трижды бросались они в битву, трижды оружием сшиблись.

Сын Теламона копьё вбил противнику в щит круговидный,

Но тела он не достал, защищённого панцирем крепким.

820     Сын же Тидея тогда над щитом исполинским пытался

В шею Аяксу попасть беспрестанно сверкающим жалом.

Тут, за Аякса боясь, закричали ахейцы, чтоб оба

Бой прекратили, а приз чтобы был поделен между ними.

Всё же большой дивный меч Ахиллес подарил Диомеду,

825     С ножнами вместе, с ремнём расписным и красивым, искусным.

 

Тут Ахиллес диск большой цельнолитный представил, железный;

Прежде метал этот диск Этион многомощный, великий;

Но лишь убил Ахиллес градоборец царя Этиона,

Диск на своих кораблях он с другими трофеями вывез.

830     Встал, наконец, Ахиллес перед войском, сказал аргивянам:

«Встаньте, кто хочет себя испытать в состязании этом!

Сколько бы кто ни имел дома дальних полей прешироких,

Тот и за пять круглых лет глыбы этой истратить не сможет;

И никогда у него недостатка в железе не будет;

835     Пахарь, пастух не пойдут покупать в город – дома получат».

 

Так он сказал. С места встал в тот же миг Полипет стойкий в битвах;

Следом – герой Леонтей многомощный, подобный бессмертным;

Встал Теламонид Аякс, и Эпей несравненный и мощный.

Встали один за другим. Первым диск взял Эпей несравненный;

840     Долго вращал и метнул. Только хохот раздался ахейцев.

Следом метнул Леонтей, благородный потомок Ареса;

Третьим великий Аякс Теламонид взял диск тот железный,

Бросил его далеко за отметки метателей прежних.

Но, когда взял этот диск и метнул Полипет стойкий в битвах,

845     Диск улетел далеко. Так пастух взрослый посох метнёт свой

С силой, – в полёте крутясь, тот летит через стадо коровье.

Так далеко улетел за арену и диск. Все вскричали.

Сразу сбежались друзья Полипета могучего дружно

И понесли на корабль многоместный награду владыки.

 

850     К первенству лучников, – из тёмно-синего цвета железа

Десять двуострых секир, также десять простых, – приз назначен.

К мачте большой корабля черноносого, что находился

В дальнем конце, на песке, повелел привязать он голубку

За ногу тонким шнурком, на верхушку, – в неё велел метить:

855     «Кто из царей попадёт по голубке, трепещущей робко,

Десять двуострых секир тот домой увезёт, как награду!

Кто же в шнурок попадёт, а по птице самой промахнётся,

Тот приз второй заберёт и простые секиры получит».

 

Так он сказал. Тут же встал на призыв Тевкр, могучий владыка.

860     Встал и герой Мерион, повелителя критян сподвижник.

Жребии бросив свои в медный шлем, сотрясли их, и Тевкра

Вылетел жребий: стрелять ему первому. Тут же стрелу он

С силой огромной послал, но не дал обещания Фебу

В жертву ему принести первородных ягнят гекатомбу.

865     В птицу герой не попал: воспрепятствовал Феб раздражённый.

В шнур возле лапки попал; и шнурок, что держал голубицу,

Около лапки стрела рассекла, перерезав. Голубка

К небу вспорхнула, взвилась на свободу. Шнурок же по мачте

Вниз опустился, к земле. Закричали в восторге ахейцы.

870     Быстро тогда Мерион из руки у печального Тевкра

Выхватил лук, а стрелу наготове держал, чтоб направить;

В мыслях своих обещал он метателю стрел Аполлону

В жертву ему принести первородных ягнят гекатомбу.

В выси, под облаком, он птицу робкую зорко наметил,

875     Быстро кружила она. Под крыло, в бок, стрелой угодил он.

Вверх пролетела стрела сквозь крыло и обратно на землю

Пала, вонзившись у ног Мериона. И с выси лазурной

К мачте большой корабля черноносого пала голубка,

Шею склонила к груди и густые повесила крылья;

880     Вылетел дух из неё и тогда пала с мачты на землю.

И удивился народ, и кругом изумлялись ахейцы.

Десять двуострых секир получил Мерион победитель;

Тевкр же простые забрал и унёс к кораблям мореходным,

 

А в заключенье Пелид в круг копьё длиннотенное вынес

885     И, равноценный быку, изукрашенный всюду цветами

Необожжённый сосуд. Встали двое метателей копий:

Первым поднялся Атрид Агамемнон пространнодержавный,

После – герой Мерион, друг прославленный Идоменея.

Но, встав меж ними, сказал Ахиллес быстроногий героям:

890     «Славный Атрид, знаем мы, нас насколько ты всех превосходишь,

Сколько и в мощи своей, и в метании копий отличен!

Сразу награду прими и неси на корабль многоместный,

А Мериону копьё длиннотенное будет наградой.

Если, конечно, со мной ты согласен, – я так рассудил бы».

 

895     Так он сказал. С ним вполне согласился Атрид Агамемнон,

Ценный сосуд передал он Талфибию, вестнику, в руки.

А боевое копьё Ахиллес подарил Мериону.