«С интересом прочел Вашу статью. Замечательно, что есть люди, которые интересуются такой проблематикой; мне понравилось Ваше серьезное отношение к делу (в наше время, когда принято халтурить), и я рад, что появился новый перевод "Илиады"… Вы подходите к Гомеру и его аудитории с мерками современного сознания. Таким образом, как это ни парадоксально, статья посвящена скорее современному человеку, чем Гомеру и его героям. Это ничем не плохо, а даже очень интересно, что современность пытается найти себя в этих древних текстах… Впечатления современника о литературных героях прошлых эпох - это очень важно, это именното, что делает Гомера актуальным сегодня. Если бы не было таких работ, как Ваша, это бы означало, что "Илиада" неактуальна и до нее никому нет дела. А это было бы грустно».

 (В.В. Файер, доцент факультета филологии Высшей школы экономики, кандидат филологических наук, антиковед, специалист по Гомеру, античной культуре и истории антиковедения)

 

 

Александр Сальников

 

Странности «Илиады» и её главного героя

 

«Гнев, о, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына!

Гнев неуёмный его много бедствий ахеянам сделал…»

(Гомер, «Илиада», песнь 1-я, начало)

 

 

1.

Поэма о славе

 

«Илиада», одна из величайших поэм древности, до сих пор таит в себе много загадок. И самая большая из них – её главный герой Ахиллес.

Ахиллесом восхищались многие века. Как мы знаем из истории, сам Александр Македонский мечтал о славе Ахиллеса. И получил ещё большую славу. Восхищаются Ахиллесом и сегодня. И это не удивительно. Ведь герои притягивают к себе, манят, как сказочная мечта. Вот о геройстве мне и хотелось бы поговорить сейчас, вспоминая Ахиллеса.

Казалось бы, Троя разрушена, чего же ещё? Известно, что победителей не судят. Всё это так, но остаются вопросы, которые не дают смириться с существующим положением вещей.

Симона Вейль называет «Илиаду» «поэмой о Силе». Мне кажется, тут Симона Вейль ошибается. «Илиада» не поэма о силе. Если мы проанализируем все поединки героев, то увидим, что силу в «Илиаде» героям дают боги по своему усмотрению и совершенно произвольно. Об этом неоднократно упоминается в поэме. И, кажется, с этим соглашается сама С. Вейль.

Боги в «Илиаде» выступают как равноправные герои, и сила распределена между ними иерархически. У богов она неизменна. У людей – произвольна. Гомер пишет о том, что бог может и у сильного отнять силу, и слабого сделать сильным. Сила в поэме переходит от одного героя к другому по воле богов. Как же можно назвать героя сильным, если он сильный только тогда, когда боги дадут ему силу? Мы видим даже, как Ахиллеса, который считается сильнейшим среди героев обеих армий, боги то и дело наполняют силой, когда это им кажется необходимым.

Сила в поэме не является определяющим фактором, она не ведёт за собой героев, она не решает их судьбу. Нет, «Илиада» – поэма не о силе; скорее, это поэма о славе и героизме. О той славе, которая может не только возвеличить, но и погубить. О славе, которая постоянно готова ускользнуть. О славе, как об идее фикс, которая толкает на страшные поступки, граничащие с преступлением, с безумством.

Мы видим, что герои «Илиады» вспоминают о славе перед каждым боем. Что же касается Ахиллеса, то слава для него стала камнем преткновения, его верой, его иконой, той самой идеей фикс, ради которой он отдал не только свою жизнь, но и свою душу, жизнь своего любимого друга, и жизни сотен однополчан. Воистину, дорогая цена даже для вечной славы.

Если вы считаете, что тут я слишком преувеличиваю, то позвольте мне, основываясь на текстах поэмы, разъяснить и защитить свою позицию. Для объективной характеристики Ахиллеса я буду апеллировать только текстами «Илиады», выбирая те моменты, когда он сам принимает решения, без помощи богов. И в противовес этому покажу те его действия, которые следуют после внушения или разговора с богами. Что же касается боевых подвигов Ахиллеса, то вы увидите, что непосредственной заслуги самого героя в них не так уж и много. Вот что говорят боги в поэме:

 

(20:125-126)

«Небо оставили мы! Все желали участвовать сами

Нынче в боях, чтоб Пелид не терпел от троян поражений!».

 

Когда героя охраняют боги, и он знает это, много ли заслуги в его доблести? Не выйдет ли так и слабый воин один против тысячи врагов?

Впрочем, давайте всё по порядку.

 

 

2.

О чьей славе повествует «Илиада»?

 

Мы заем, что в «Илиаде» описан пятьдесят один день последнего года Троянской войны. Но это не последние дни войны. Что же происходит за это время? Возьмём лишь те эпизоды, которые являются решающими. Сначала мы видим, что Ахиллес ссорится с Агамемноном и отказывается воевать, потом гибнет Патрокл, потом Ахиллес и Агамемнон мирятся. Потом гибнет Гектор.

Сам Ахиллес жив, здоров. Троя как стояла, так и стоит. И война идёт своим чередом. Получается какой-то странный сюжет! Почему же Гомер описывает именно эти пятьдесят дней? Многие, опираясь на первые две строки поэмы, с уверенностью скажут, что в поэме описан гнев Ахиллеса. Действительно, Гомер в самом начале обращается к музе с просьбой воспеть гнев Ахиллеса. Но на протяжении поэмы мы видим, что Гомер обращается к музам неоднократно. То он просит их «воспеть» вождей, когда перечисляет ахейские корабли; то перед описанием боёв просит «воспеть», кто из героев кого сразил первым.

Да, Гомер начинает поэму с просьбы воспеть гнев Ахиллеса. Но о гневе ли повествует «Илиада»? Мы знаем, что гнев Ахиллеса (тот самый гнев, который указан вначале, и который принёс ахейцам так много бедствий) проходит задолго до конца повествования. Если бы «Илиада» была создана только для того, чтобы воспеть этот гнев, то её вполне можно было бы закончить на том месте, когда Агамемнон и Ахиллес мирятся, и Ахиллес над убитым другом клянётся отомстить троянцам. Ведь если бы главной темой поэмы был гнев, то фабула поэмы была бы следующей. Вот Агамемнон ссорится с Ахиллесом из-за рабыни. Потом Ахиллес отказывается воевать. Вскоре Агамемнон понимает, что без Ахиллеса его армия может погибнуть, и идёт на примирение. Но Ахиллес упорствует в своём гневе, из-за чего гибнет в бою его лучший друг Патрокл. Эта смерть заставляет Ахиллеса забыть о гневе, примириться с Агамемноном и вспомнить о врагах. Всё! Конец «Илиады». Вполне законченное произведение. 19-я песнь под названием «Отречение от гнева», вполне могла бы быть последней.

Но нет, «Илиада» на этом не заканчивается. После 19-й песни следует ещё пять. И, казалось бы, совсем неожиданно поэма заканчивается на погребении Гектора, а не на разрушении Илиона (Трои). У многих читателей «Илиады» возникает мысль, что поэма заканчивается как-то неправильно, словно обрывается. На это указывал и Л. Клейн, и многие другие исследователи «Илиады». В самом деле, получается, что весь подвиг Ахиллеса состоит лишь в том, что он убил Гектора, хотя само по себе это убийство никак не повлияло даже на исход войны. Троя в «Илиаде» остаётся непокорённой. В чём же тут дело?

По большому счёту, мы понимаем, что в «Илиаде» описаны всего только три значимых события: ссора Ахиллеса с Агамемноном, гибель Патрокла и гибель Гектора. И если гибель Патрокла оправдана тем, что она утихомиривает гнев Ахиллеса и примиряет его с Агамемноном, как указано выше, то для чего же нужна гибель Гектора? Почему она так подробно описана вплоть до выкупа и  погребения героя? И почему Гомер ничего не рассказывает нам о гибели Ахиллеса и завоевании Трои? Ведь, читая «Илиаду», из многочисленных намёков мы понимаем, что Троя всё равно будет побеждена. Так почему же поэма обрывается на погребении Гектора?

Поневоле начинаешь задаваться вопросом: а о гневе ли Ахиллеса повествует «Илиада»? Так и кажется, что идея о том, будто главная тема «Илиады» – это гнев Ахиллеса, терпит фиаско. Конечно, гнев в поэме присутствует, но лишь как толчок к повествованию, как декорация, на фоне которой разворачиваются события. Сама же поэма повествует совсем о другом.

И тут я задам ещё более шокирующий вопрос: а является ли Ахиллес главным героем «Илиады»?

Не спешите кидать в меня камни! Взвесьте сначала аргументы, которые будут приведены ниже. Я понимаю, что мои критики будут настаивать на том, что в начале-то Гомер всё-таки говорит именно об Ахиллесе, значит этим он, якобы, и показывает, кто главный герой поэмы! Но разве главный герой обязательно должен выступать в самом начале произведения? Вовсе нет. Вполне возможно, что у Гомера это всего лишь литературный приём для завязки повествования.

А для большей убедительности давайте начнём обсуждать поэму не с первых её строк, а чуть выше, с её названия, и зададимся следующим вопросом. Почему поэма названа именно «Илиадой»? Ведь это тоже одна из загадок поэмы, на которую мало кто обращает внимания. Но название не может быть случайным. Есть на этот счёт определённые правила и элементарная логика. Мы видим, что ни одна песня (глава) поэмы не имеет случайного названия. Например, вполне ясная логика прослеживается, когда в названиях используются имена личные. Так, в «Илиаде» мы видим две песни, одна из которых называется «Долония» и повествует о троянском разведчике Долоне, а другая называется «Патроклия» и повествует о Патрокле. Кроме того, мы знаем, что у Гомера есть и другая поэма, которая не вызывает никаких споров, это «Одиссея». С ней всё предельно ясно: главный герой поэмы Одиссей, повествует поэма о его приключениях; поэтому и сама поэма названа именно «Одиссеей».

Но почему же в «Илиаде» все не так? Ведь, если считать, что её главным героем является Ахиллес с его гневом, то уж очень много возникает непонятностей и странностей. И начинаются они, как видим, уже с названия. Если главный герой Ахиллес, и поэма повествует о его подвигах, не логично ли предположить, что и сама поэма должна называться как-нибудь вроде «Ахиллеи», по типу «Одиссеи», или «Ахиллии», по типу «Долонии» и «Патроклии», или уж «Ахиллиадой», по типу «Илиады». Но поэма называется именно «Илиадой»! Почему?

Впрочем, это только начало странностей и загадок, которые задаёт нам «Илиада» Гомера. Итак, я предлагаю читателю внимательней присмотреться к самому Ахиллесу. Таким ли уж героем показал его Гомер в своей поэме?

 

 

3.

Странности, рождающие мысли

 

Работая над переводом «Илиады», я заметил, что что-то не так с её главным героем. Что-то не то творится с Ахиллесом на протяжении всей поэмы. С первых же строк закрадывается смутное сомнение в том: положительным ли героем является Ахиллес? Мы уже говорили о первых строках поэмы. Давайте прочтём их ещё раз:

 

(1:1-2)

Гнев, о, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына!

Гнев неуёмный его много бедствий ахеянам сделал…

 

Уже тут у читателя возникает вопрос? Неужели поэма посвящена герою, который наделал «много бед»!? И кому же? Не своим врагам, не троянцам, с которыми воюет армия ахейцев, а своим же соотечественникам, ахейцам (ахеям, ахеянам)! Странно. Очень странно. Уже с первых слов поэма подготавливает нас к тому, что мы открываем повествование, по меньшей мере, о необычном герое, который принёс много бед своему же народу. Такого в истории литературы ещё не было, да и не будет больше никогда! Такова первая странность, которая сразу же бросается в глаза, и на которую трудно не обратить внимание.

Далее укажем ещё на одну странность, которая в «Илиаде» также выступает на видное место и хорошо заметна внимательному читателю. Во всей поэме Ахиллесу, как главному герою, отведено слишком мало места. Мы видим его в первой главе (песне), потом идёт лишь небольшое упоминание о нём в нескольких главах (песнях), потом мы встречаемся с ним уже в девятой главе, потом немного – в шестнадцатой, потом опять урывками, и, наконец, видим его «подвиги» в последних главах. Тут опять возникает вопрос: как же так? Ведь главные герои должны быть с нами на протяжении всего повествования. Возьмите хотя бы Гектора, основного противника Ахиллеса. Гектор показан почти во всех главах и со всех сторон. Показан подробно, со всеми его плюсами и минусами. Показан от начала и до конца, до самой гибели, до самого погребения. А вот повествование об Ахиллесе прерывается в «Илиаде» как-то внезапно. Из поэмы мы не можем узнать, что с ним было потом, и как он окончил свою жизнь.

Но вот вам ещё одна странность. Илиона (Трои) Ахиллес так и не рушит. И опять возникает вопрос: как же так? Главный герой, самый сильный из всех, пришёл воевать под Трою и не взял её! Весь его подвиг, повторюсь, заключается лишь в убийстве Гектора? В убийстве, которое, в принципе, ничего не решило, потому что не помогло даже завоевать Трою.

А вот и ещё одна странность «Илиады». Мы уже указывали на то, что в поэме описан пятьдесят один день последнего года Троянской войны. Но из всех этих пятидесяти дней, в течение которых происходит много битв между ахейцами и троянцами, сам Ахиллес воюет с врагами всего лишь один день! Не маловато ли для главного героя? И не слишком ли много странностей?

Что-то тут не так. Как-то не похож Ахиллес на главного героя эпической поэмы. Но кем же он тогда является? И кто является главным героем «Илиады»? Давайте, попробуем, не спеша, разобраться во всех этих вопросах.

 

 

4.

Странности продолжаются

 

Лично для меня Ахиллес перестал быть героем, в традиционном понимании этого слова, уже с первой песни «Илиады»; тогда, когда он жалуется матери о своей обиде. Вот это место:

 

(1:350-351)

Сел у пучины седой, и, взирая на тёмное море,

Плача, он руки простёр, к своей матери горько взывая…

 

И далее:

 

(1:357-360)

Так сокрушался Ахилл, и услышала мать неземная

Сына из бездны морской, из обители старца Нерея.

Быстро из пенистых волн, словно лёгкое облако, вышла

К милому сыну она, проливавшему горькие слёзы.

 

Говоря об Ахиллесе, мы должны особо учесть этот факт. Во всяком случае, у меня он вызвал, по меньшей мере, удивление. Только подумайте: ведь Ахиллес является единственным героем среди всех ахейцев, который пришёл на войну вместе со своей мамой! Как вам это?

Не чувствуется ли уже здесь, в самом начале поэмы, некоторая комичность ситуации? Читатель узнаёт, что главный герой «Илиады», самый сильный и смелый из всех героев, идёт на войну, зная, что его мама будет всегда рядом с ним.

И пусть Ахиллес не в прямом смысле идёт на войну с матерью, пусть он прибывает на кораблях со своей дружиной, как и другие вожди ахейского войска. Но стоит Ахиллесу заплакать, позвать мамочку, как мать Фетида тут же появляется перед сыночком. И это мы видим не только в первой песне:

 

(18:35-36)

Страшно ревел Ахиллес. И услышала вопль его горький

Мать в бездне моря, в дому у родителя, старца Нерея.

 

Кстати, в 18-й песне читатель видит ещё более потрясающую картину: здесь на плач сына мать примчалась не одна, а с кучей своих сестёр, тёток Ахиллеса:

 

(18:65-69)

Так им сказав, дом отца покидает. За нею и сёстры

Плача выходят. Вокруг нереид расступаются с шумом

Волны морские. И вот, в плодоносную Трою примчавшись,

Тихо выходят они друг за другом на берег, где рядом

Плотно стоят корабли мирмидонян вокруг Ахиллеса.

 

Почему Гомер показывает нам это? Не для того ли, чтобы мы поняли, как был воспитан Ахиллес? Его повсюду опекает мать и тётки. Ведь если они прибегают на его плач во время войны, когда он уже здоровый и сильный детина, то не логично ли предположить, что раньше, когда он был юн, опека эта была ещё теснее?

Мало того, мы видим, что когда герой сильно страдает, мать дежурит возле него круглосуточно.

 

(24:71-73)

«Но, чтобы тело украсть, и не думайте! От Ахиллеса

Гектора тайно украсть невозможно: к нему мать Фетида

Ходит и ночью и днём, и заботой его окружает».

 

(24:123-127)

Грустный он тяжко стонал. А друзья его милые тут же

В хлопотах возле него суетились, готовили завтрак,

Ими заколот баран тут лежал, густорунный и крупный.

Села владычица мать рядом с сыном печальным, скорбящим;

Гладила тихо рукой, и ласкала…

 

Что это? Шутка? Издёвка? Или гомеровская сатира на героя? А в дополнение к этому можно отметить ещё один нюанс. Мы видим, что в «Илиаде» чаще всех плачет именно герой Ахиллес, «самый сильный и смелый» герой. Не потому ли Ахиллес так много плачет, что воспитан женщинами?

Но запомним себе тот факт, что Гомер показывает нам Ахиллеса, как единственного из героев Эллады, не потерявшего во время войны прямой связи с родными! Мать приходит по первому его зову. Странно, очень много странностей.

 

 

5.

Странный поступок для того, кто называет себя героем

 

Итак, уже в начале поэмы мы видим, как Ахиллес при первой же нанесённой ему обиде, плачет, зовёт свою мать и жалуется ей на обидчиков. То есть, ведёт себя совсем не по-геройски, а как маленький взбалмошный ребёнок, маменькин сынок.

Но и это ещё не всё. В той же первой песне мы видим, что Ахиллес не только жалуется матери, но и просит её отомстить за нанесённую ему обиду. И отомстить страшно, ценою жизней многих ахейских героев.

С чем бы это можно было сравнить? Ну, допустим, во дворе играют дети богатых людей, мать одного из которых запросто вхожа в дом президента страны. И вдруг кто-то отнимает любимую игрушку у этого мальчика. И он бежит к маме и просит, чтобы она уговорила президента посадить всех его обидчиков в тюрьму! И мама выполняет просьбу сыночка.

Если кто-то думает, что это грубый пример, то спешу заявить, что он ещё слишком мягок. Ведь у Ахиллеса мать вхожа не к президенту, а к главному богу, к самому Зевсу! Да и просит он не посадить обидчиков в тюрьму, а отомстить кровью, смертью многих, даже тех, кто и вовсе не виноват в его ссоре с Агамемноном. Хотя, если сказать честно, то виноват в этой ссоре только сам Ахиллес. Но об этом подробнее мы скажем ниже.

Итак, Ахиллес понимает, что по его просьбе погибнут десятки и сотни его однополчан, что ахейская армия будет нести колоссальные потери. И он идёт на это, и даже всей душой жаждет этого. Я не знаю, как по-другому можно назвать этот «геройский» поступок, кроме как предательством.

Нам было бы странно даже допустить аналогию. Но всё же допустим, что маршал Жуков во время Великой Отечественной войны обидил какого-нибудь полководца, и тот в отместку вывел свой полк в тыл и перестал воевать с фашистами, в результате чего советская армия потерпела бы большие потери, и погибли бы многие советские солдаты. Как вам такой подвиг? Да его бы по законам военного времени просто расстреляли! И хотя по аналогии тут больше подходит пара Жуков – Сталин. Но она ещё более абсурдна.

Согласен, что эти сравнения хромают, потому что Ахиллес был такой же царь, как и Агамемнон, и они оба были представителями ахейского народа, Эллады. Но ведь, собираясь на войну, все ахейские цари дали клятвы и согласились с тем, что Агамемнон будет их верховным главнокомандующим. Так что при любых условиях поступок Ахиллеса трудно назвать как-то иначе, нежели предательством.

 

 

6.

Медный истукан

 

В двадцатой песне есть одно место, которое для неподготовленного читателя тоже кажется несколько странным. Аполлон призывает Энея на битву с Ахиллесом. Эней отказывается и говорит, что Ахиллеса защищают боги. Далее Эней говорит следующее:

 

(20:100-102)

                                                      «… О, если б бессмертный

В битве нам равный исход присудил, – не легко б и Энея

Он одолел, хоть и горд Ахиллес тем, что весь он из меди!»

 

Интерес вызывает последняя строка «хоть и горд Ахиллес тем, что весь он из меди». Как это понимать? Не зная историю рождения Ахиллеса, можно подумать, что речь идёт о его медных доспехах. Но ведь в доспехах были и другие воины. Почему же Ахиллес гордится тем, что именно он «весь из меди»? И вот тут мы должны несколько отклониться от «Илиады» и обратиться к мифам о рождении Ахиллеса. Это нам даст новый штрих к описанию характера Ахиллеса.

Ранние мифы о рождении Ахиллеса упоминают печь Гефеста, куда Фетида клала сына, держа его за одну только пятку, желая сделать Ахиллеса неуязвимым, почти бессмертным. Другие мифы говорят о том, что Фетида, желая испытать, смертен её сын или бессмертен, хотела окунуть новорожденного Ахилла в кипящую воду, так же держа сына только за одну пятку, но Пелей, отец Ахиллеса, воспротивился этому. Более поздние мифы говорят о том, что Фетида, желая сделать Ахиллеса бессмертным, погрузила его в воды Стикса (по другой версии, – в огонь), так же держа его за одну пятку.

Как бы там ни было, но в результате таких экспериментов над родным сыном, Ахиллес стал неуязвим для оружия и болезней. Уязвимой у него осталась только одна пятка, за которую его держала мать, богиня Фетида. Отсюда, кстати, и идёт известное выражение «Ахиллесова пята», оно обозначает самое уязвимое, самое слабое место в ком-либо или в чём-либо. Нам здесь важно только одно: Ахиллес уже сам по себе был неуязвим, даже и без доспехов. И, судя по приведённому выше высказыванию Энея, о его неуязвимости знал не только он сам, но и многие другие. Именно поэтому Эней говорит, что Ахиллес «весь из меди», то есть – неуязвим. А о том, что Эней прекрасно осведомлён об истории Ахиллеса, мы сможем прочитать в следующих строках. Вот Эней говорит Ахиллесу:

 

(20:203-205)

«Знаем мы оба отцов и родов наших славных преданья,

Слышали много о них от людей мы в сказаниях древних;

Но вот в лицо ты моих, как и я твоих предков, – не знаем».

 

Итак, в «Илиаде» мы видим прямой намёк на миф о неуязвимости Ахиллеса. Этот факт нам тоже необходимо запомнить, чтобы лучше понять, каким именно героем показывает Гомер в «Илиаде» царя Ахиллеса.

 

 

7.

Ещё одна странность Ахиллеса Пелида

 

Мы с вами едва отошли от первой песни «Илиады», а пьедестал под Ахиллесом уже пошатнулся. Но вот вам ещё одна странность. Она связана уже с прозвищем Ахиллеса. В истории Ахиллес запомнился как «быстроногий». В «Илиаде» радом с именем Ахиллес часто присутствует этот характерный эпитет. Но мы не сможем назвать ни одного героя «Илиады», которого бы догнал быстроногий Ахиллес! Что это? Очередная издёвка старика Гомера над главным героем?

Давайте поищем в тексте примеры. В 20-й песне мы читаем рассказ Энея о том, как на склонах горы Иды на него напал Ахиллес. И Эней едва убежал от него. Но убежал! В 21-й песне рассказывается о том, что Ахиллес погнался за Агенором, и тоже не смог догнать его. Это притом, что из 20-й же песни мы знаем, что они не самые быстрые троянские герои, так как самым быстрым был Полидор Приамид. Далее мы видим, что Ахиллес убегает от разгневанной реки Ксанф (Скамандр), и не может убежать от неё, она легко догоняет быстроногого Ахиллеса.

А самое удивительное представление в беге Гомер показывает нам, когда Ахиллес гонится за Гектором перед стенами Трои. Три круга делают герои. И что бы вы думали, догнал быстроногий Ахиллес Гектора? Нет, не догнал. Пока тот сам не остановился и не принял бой.

Вот вам и быстроногий Ахиллес. Похоже, что Гомер, скрывая прямые насмешки, решил изрядно посмеяться над Ахиллесом и показать нам в картинках все его «достоинства». Что ж, запомним и эту странность, и пойдём дальше изучать «великого» героя.

 

 

8.

Движущая сила Ахиллеса

 

Давайте посмотрим, каков Ахиллес по другим своим поступкам. Может, в них он действительно истинный герой, и по ним мы больше узнаем об этом славном царе и воине. Из «Илиады» мы узнаём, что ещё в ранней юности мать Ахиллеса сказала ему о том, что он должен сделать выбор: либо прожить на родине долго и счастливо, либо идти на войну под Трою, прославиться на века, но там и погибнуть. Ахиллес заранее знал, что если пойдёт на войну, то домой уже не вернётся. Тем не менее, в юношеском пылу Ахиллес выбирает войну и вечную славу. Это очень важно для понимания характера героя и его дальнейших поступков.

Итак, Ахиллес прибыл вместе со всеми ахейцами на берег Троады. Он приехал сюда за великой славой. Но пока о нём известно лишь то, что он сын знаменитого Пелея. Собственных подвигов под Троей Ахиллес ещё не совершил, и называться славным или великим героем, он ещё не может. Давайте теперь посмотрим, какие перед ним стояли первостепенные задачи, чтобы достигнуть этой великой славы?

Во-первых, ему необходимо было зарекомендовать себя, как лучшего воина во всём ахейском войске. А для этого нужны две вещи: время и славные победы.

Во-вторых, он знает из предсказаний, которые поведала ему мать, и об этом указывается в поэме, что судьбой ему не дано разрушить саму Трою. То есть, идя на войну против Трои, Ахиллес заранее знал, что города ему не взять, что разрушителем Трои будет не он, а кто-то другой.

В-третьих, и это самое главное, он знает, что уже не вернётся с этой войны. Он знает, что ему суждено погибнуть под Троей.

Вот вам задачка с тремя известными. Прошу читателя особо запомнить эти три пункта, так как они важны для понимания не только характера и поведения Ахиллеса, но и для понимания характера всей Троянской войны. Эти три пункта откроют нам многие тайны «Илиады».

Теперь зададимся основным вопросом поэмы: почему ахейцы девять лет не могли одолеть Трои? И вот тут у нас возникает одно интересное предположение. Ахиллес – сильнейший из героев Эллады, знает, что Трои ему не взять. Так же он знает, что ему ещё нужно зарекомендовать себя сильнейшим и храбрейшим воином. Ведь к началу войны об этом знает только он сам. Так какая же ему была выгода в первый же год войны помогать ахейцам взять Трою?

Пусть сам Ахиллес Трою взять не мог по предсказанию, ему этого не дано свыше. Но он легко мог бы помочь кому-нибудь другому взять город. Ведь с его помощью Трою вполне мог бы взять кто-нибудь другой. Но тогда этот другой, а не Ахиллес получил бы великую славу. А сам Ахиллес погиб бы при штурме города.

И тут перед Ахиллесом возникает дилемма: помочь ли ахейцам сразу завоевать Трою и погибнуть, так и не прославившись, или сначала прославиться? Ответ очевиден. Ведь он и ехал на войну только за славой. За великой славой! Так стоило ли Ахиллесу рушить Трою до того, пока все (и свои, и враги) не признали бы, что это он является самым сильным и смелым воином?

Итак, мы, кажется, начинаем понимать, что Ахиллеса совсем не интересовала победа над Троей, его интересовала только личная слава и больше ничего. У него и в мыслях не было разрушать Трою. Он был озабочен только своей славой. Кроме того, Ахиллес знает, что домой он не вернётся. Какой же ему резон торопиться с разрушением Трои? Ведь чем быстрее ахейцы разрушат Трою, тем быстрей к Ахиллесу придёт гибель. Если бы Ахиллес не знал своей судьбы, то возможно, он разрушил бы Трою в первый же год войны. Вернее, помог бы её разрушить. А он вполне мог её разрушить, если бы не пророчество о смерти! И подтверждение этому мы находим в тексте. Вот что говорит Патроклу сам Ахиллес:

 

(16:97-100)

«О, Зевс Кронид, Аполлон и Афина Паллада! Когда бы

Трои сыны, что ни есть, и ахеяне, сколько ни есть их,

Все бы погибли в боях, только мы бы с тобою остались,

Мы и одни бы смогли разметать Трои гордые башни!»

 

Мы видим подтверждение этому и в словах Зевса, когда Зевс говорит Посейдону:

 

(20:26-30)

«Если б Ахилл и один на троян устремится, – минуты

В поле не выдержать им Эакидова бурного сына.

Трепет охватывал их при одном его виде и раньше;

Нынче ж, за друга когда он пылает ужаснейшим гневом,

Сам я боюсь, чтоб судьбе вопреки, не разрушил он Трои».

 

Итак, Ахиллес не рушит город! И мы теперь понимаем, почему. Он был единственным военачальником среди всего ахейского войска, которому не было никакой выгоды в разрушении Трои, так как он знал, что погибнет при штурме города. Именно Ахиллесу была выгодна затяжная, очень-очень долгая война. Чем дольше она тянется, тем дольше тянется жизнь Ахиллеса. И вот, мы приходим к страшному выводу: благодаря Ахиллесу, самому сильному и самому смелому ахейскому вождю, Троянская война длилась долгих десять лет!

Но Ахиллес должен был найти какое-то оправдание тому, что он никак не может взять Трою. И он находит это оправдание. В первой же песне поэмы мы видим это оправдание Ахиллеса, когда он говорит с Агамемноном:

 

(1:148-159)

Грозно взглянув на него, отвечал Ахиллес быстроногий:

«Царь, потерявший свой стыд! Ты мздолюбец с коварной душою!

Кто из ахеян твои повеления слушать захочет?

Кто, мне ответь, хоть сейчас и в поход, и в сражение смело?!

Я для себя что ль пришёл, чтобы здесь мне с троянами биться?!

Предо мною ни в чём нет вины у троян конеборных.

Ни лошадей у меня, ни коров не украли трояне

В Фтии счастливой моей, многолюдной, обильной плодами;

Нив не топтали они, и не жгли урожаев. Просторы

Нас разделяли всегда гор, лесов и бескрайнего моря.

Нет, для тебя мы пришли! Здесь мы тешим тебя перед Троей,

Честь Менелаю ища и тебе, человек псообразный!»

 

Но мы понимаем, что это всего лишь слабое оправдание. Попытка сделать хорошее лицо при плохой игре. Ведь и другие города Троады не сделали Ахиллесу ничего плохого, но он рушит их без пощады. Ахиллес не бездействует эти девять лет войны, он усиленно завоёвывает право считаться лучшим бойцом и полководцем во всём ахейском войске. А для этого ему нужны были победы. На протяжении всей поэмы мы видим, что Ахиллес разрушил в окрестностях Трои то один город, то другой, то третий. Вот Андромаха, жена Гектора, вспоминает, как Ахиллес разрушил её родной город и убил её отца и братьев:

 

(6:414-424)

«Старца отца моего умертвил Ахиллес быстроногий,

В день, как, напав, разорил киликийских народов цветущий

Город высоких ворот – Фивы дивные. Сам Этиона

Он умертвил, но раздеть не посмел: испугался несчастий.

Старца сожженью предал он с оружием вместе, в доспехах.

Холм погребальный возвёл, и вокруг этот холм обсадили

Вязами нимфы холмов, бога грозного дочери, Зевса.

Братья родные мои, — семь их в доме отца оставалось, —

Переселились все семь в день один прямо в царство Аида:

Всех их, несчастных, убил Ахиллес, быстроногий воитель,

В стаде тяжелых быков и овец белорунных застигнув».

 

А вот Агамемнон упоминает на собрании, как Ахиллес разрушил Лесбос:

 

(9:128-130)

«Семь непорочных деви́ц, рукодельниц искусных, отдам я,

Лесбосских, тех, что тогда, как разрушил он Лесбос цветущий,

Сам я избрал, красотой побеждающих жён земнородных».

 

Есть упоминание о подвигах Ахиллеса и в 11-й песне:

 

(11:624-627)

Им составляла коктейль Гекаме́да, кудрявая дева,

Дочь Арсиноя: её Нестор взял как трофей в Тенедо́се,

В день, как Пелид разорил Тенедо́с. Её сами ахейцы

Старцу избрали как дар: ведь советами всех побеждал он.

 

Сколько же всего разрушил (завоевал) городов Ахиллес? Вот он сам говорит об этом Одиссею, когда тот пришёл к нему вместе с посольством от Агамемнона для заключения мира:

 

(9:325-329)

«Так же под Троей и я: сколь ночей здесь провёл я бессонных,

Сколько кровавых провёл дней на сечах жестоких, смертельных,

Храбро сражаясь с врагом из-за женщин Атридов надменных!

На кораблях разорил городов многолюдных двенадцать;

Пешим одиннадцать их разорил в многоплодной Троаде».

 

Итог подведён, сам Ахиллес на десятом году войны сообщает, что завоевал 23 города. А ведь эти города, как и Троя, ничего плохого Ахиллесу не сделали. Зато теперь, к десятому году войны, все ахейцы, все троянцы, и даже все союзники Трои знали о его силе и храбрости. Он завоевал городов больше, чем все остальные герои Эллады. Он, наконец-то, прославился. Но больше уж он не завоюет ни одного города. Не завоюет он и Трою.

Может, кто-то скажет, что Троя была мощнее остальных городов, больше, крепче. Конечно, так, ведь она была столицей. Но, тем не менее, мы помним, что сам ли Ахиллес говорил Патроклу о том, как легко мог бы разрушить Трою и без всякого войска. Мало того, вспомним, что Патрокл с отрядом мирмидонцев чуть было не взял Трою, даже и без Ахиллеса. Помешало лишь заступничество за город бога Аполлона.

Так что, как говорили древние, верша праведный суд: смотри, кому было выгодно! А выгодно было только Ахиллесу. Именно ему, сильнейшему воину из всей армии Агамемнона, была выгодна долгая, затяжная война. Именно по его вине под Троей долгих десять лет погибали тысячи его однополчан.

Итак, раскрывая характер Ахиллеса, «главного героя» «Илиады», мы, кажется, раскрыли и главную тайну Троянской войны. Если у кого-то всё ещё возникает вопрос: почему слова «главный герой» я ставлю в кавычки, то я объясню. Во-первых, я пытаюсь доказать, что героем назвать Ахиллеса можно лишь с большой натяжкой. А во-вторых, я пытаюсь доказать, что в «Илиаде» главным героем является вовсе не он.

 

 

9.

Подтверждение догадки

 

Действительно, нигде во всей поэме мы не находим даже намёка на то, что Ахиллес пытался разрушить сам город Трою, как он разрушил уже много городов в округе. Впрочем, нет, один намёк на это всё-таки в поэме есть. Но даже сам факт того, что во всей поэме показан всего один случай, когда Ахиллес хочет идти на Трою, уже говорит о многом. И этот эпизод ещё более убеждает меня в правоте моих доводов. Очень уж показной кажется эта единственная попытка Ахиллеса. Примечателен даже тот факт, что происходит это уже после убийства Гектора, в

Этот материал был опубликован в "Русском литературном журнале Атланты" (США), № 55, 2012 г.

© prawdin-serega